Wh Books

Wh Books

Подписчиков: 52     Сообщений: 388     Рейтинг постов: 3,436.5

Литература, которая согреет вас долгими зимними вечерами возле огня. Особенно если он начнет гаснуть.

Развернуть

Mahleb Black Library games workshop wh humor Wh Books Perturabo Horus Heresy Siege of Terra бонус в комментариях Erebus ...Warhammer 40000 фэндомы Wh Other Primarchs Wh Past 

Воистину «Конец и Смерть»...

ОН ПОЧТИ УНИЧТОЖАЕТ ЕЩЁ ОДИН КОГИТАТОР. ОН ОТВОДИТ УДАР В ПОСЛЕДНИЙ МОМЕНТ И ВМЕСТО ЭТОГО ОБРУШИВАЕТ МОЛОТ НА СВОЁ КРЕСЛО. ЕГО КРИК НЕНАВИСТИ ОТРАЖАЕТСЯ ОТ ЖЕЛЕЗНЫХ СТЕН КАМЕРЫ И, КАЖЕТСЯ, НАПОЛНЯЕТ ЕГО ЛЁГКИЕ. ОН ОПУСКАЕТ СОКРУШИТЕЛЬ НАКОВАЛЕН. ОН ПОГНУЛ СПИНКУ СВОЕГО КРЕСЛА И ОТПРАВИЛ

на основе спойлеров из новой книги по ереси хоруса...,Mahleb,Black Library,games workshop,wh humor,Wh Other,Warhammer 40000,wh40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Wh Books,Perturabo,Primarchs,Horus Heresy,Ересь Хоруса,Wh Past,Siege of Terra,бонус в комментариях,Erebus

Развернуть

Horus Heresy Wh Past Wh Books Wh Other СПОЙЛЕР ...Warhammer 40000 фэндомы 

Их тысячи, они бросаются в бой

Внезапная эвакуация варпа уносит с собой порчу Хаоса.
По мере того, как нематериальный поток покидает Терру и разграбленные владения Императорского дворца, хватка Хаоса ослабевает. Силы и дары восьмеричных богов покидают своих последователей, оставляя их обездоленными. Уязвлённые поражением и обезумевшие от потери, силы Хаоса покидают материальный мир без предупреждения.
Империум освобождён от силы Хаоса одним смертельным ударом. Она увядает так быстро, что мало кто по обе стороны войны верит, что её угроза когда-либо восстановится.
Время, которое сейчас хромает, но работает, покажет.
Потеря настолько внезапна, что побеждающий воин-предатель остаётся совершенно опустошённым. На них обрушивается холод, как будто их выпотрошили. Это похоже на шок от ампутации без анестезии на поле боя. Зияющая пустота, промежуток, пространство, где что-то должно быть. То, что принадлежало им и определяло их, исчезло.
Некоторые впадают в безумие, некоторые в горе. Некоторые впадают в отчаяние, некоторые впадают в ступор. Многие просто умирают.
Плач наполняет воздух. Пение прекращается, боевые рога умолкают. У них украден императив завоевания, даже когда они стирают Дворец в порошок под своими сапогами и сравнивают его с землей своим пламенем.
По правде говоря, они победили. Дворец пал в результате их осады. За исключением нескольких квадратных метров, нескольких очагов сопротивления, нескольких линий самоубийственного неповиновения Дворец принадлежал им.
И в данный момент это ничего не значит. Они забывают, чего пытались достичь, или триумф, который это означало. Они забывают даже, почему это имело для них значение, или какой мотив двигал ими.
Некоторые просто замирают неподвижно, когда это происходит, опустошённые от изумления. Их убивают там, где они стоят, добивают клинками и пушками лоялистов. Другие отступают, огонь в них погас, и при попытке к бегству их преследуют до полусмерти.
Другие, помня, по крайней мере, о своих военных навыках, или слишком повреждённые, чтобы понимать что-то ещё, продолжают сражаться.

Warhammer 40000,wh40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Horus Heresy,Ересь Хоруса,Wh Past,Wh Books,Wh Other,СПОЙЛЕР

Бои продолжаются еще несколько дней. Осада Терры превращается в долгое, кровавое, затяжное сопротивление. Во владениях Дворца и на полях бойни Терры за его пределами конфликт продолжается ещё долго после смерти Хоруса. Силы лоялистов, по-своему столь же потрясённые и недоверчивые, как и их враги, наступают с удвоенной энергией и беспощадной местью.
Оставшиеся в живых силы лоялистов устали, слабы и ужасно уменьшились в численности. Они убивают всех, кого могут убить, они зачищают всё, что могут зачистить, они прилагают все возможные усилия, чтобы преследовать отступающих предателей и помешать их бегству. Их гнев таков, что, как позже подсчитано, если бы в армиях лоялистов было хотя бы на треть больше воинов, выживших в момент смерти Магистра войны, ни один предатель не покинул бы Тронный мир живым. В анналах истории Осада Терры стала бы примечанием к Резне на Терре.
Тем не менее, предатели бегут. Они бегут к своим транспортам и десантным кораблям. Они бегут на орбиту. Они бегут к своему флоту или к тем его частям, которые сами не бежали или не были уничтожены к моменту прибытия эвакуирующихся наземных сил. Они бегут в слепой панике. Они убегают в горе. Они убегают с криками.
Некоторые отступают в систематическом боевом порядке, сражаясь по мере отступления, удерживаемые вместе последними нитями дисциплины и достоинства или верностью своему полку, роте или легиону, связанные несколькими командирами, у которых хватило ума и самообладания организовать последовательный активный отход.
Та часть воинства предателей, которая сбежала с Терры и потерпела крах своего дела, а это значительное число, бежит к звёздам. Они понимают гнев, который преследует их за разрушенными стенами Дворца, и неумолимое возмездие, которое приближается к Тронному миру под знаменем Ультрамара.

Никто из них не требует капитуляции и не предлагает условий.
А если и предложат, то ни один верный сын Терры не потрудится их выслушать.


***

Грязный дым стелется в стороны над разрушенным рокритом дамбы Канис. Поверхность широкого проспекта усеяна обломками и испещрена воронками. В руинах слева слышатся хлопки и глухие удары болтерного огня.
Максимус Тейн идёт дальше, горящий монолит Дворца позади него. Он прихрамывает, но не обращает внимания на боль. Он помнит, когда стоял здесь в последний раз. Буквально невозможно сказать, как давно это было. Кажется, что прошли часы. Такое ощущение, что прошла вся его жизнь. Он стоял здесь, лицом к разрушенной арке Львиных врат, с немногим более семидесяти человек, все Имперские кулаки 22-й Образцовой, плотно сомкнувшиеся в заградительном строю Экзактус. Теперь они мертвы, все до единого.
Он смотрит в сторону ворот, или того, что от них осталось. Они, как и он сам, должны были не пустить врага.
Кровь пятнает рокрит рядом с ним, оставляя след, когда он идёт. Она капает с треснувшего и искореженного боевого молота, который висит у него на боку. Сыны Хоруса, пролившие эту кровь, где-то позади него, скорчившиеся в канаве дамбы. Он видит, как их собратья, почти целая рота, убегают вдалеке к разрушенным воротам. Тейн не думает, что они зайдут так далеко. Он думает, что они повернут. "Моя жизнь за Луперкаля!". Вот чем они обычно хвастались. Что ж, теперь их жизни напрасны. Они захотят умереть стоя. Они захотят умереть сражаясь. Кем бы они ни были, они астартес, а астартес не убегают.
Это его вполне устраивает. Он хочет отомстить за семьдесят братьев, которые когда-то стояли на этой земле вместе с ним.
Он оглядывается через плечо. Хотя 22-й Образцовой давно нет, он не одинок. Мужчины и женщины, идущие за ним, покрыты коркой пыли. Среди них нет и двух из одной роты или полка. Эксцертус, Ауксилия, Старая сотня, Волк Фенриса, верховой Белых шрамов, хранитель погребального костра Саламандр, центурион X легиона.
Их больше тысячи.
- Они поворачивают, - говорит воин рядом с ним.
Тейн знает. Он видел это. Сыны Хоруса разворачиваются, образуя оборонительную линию поперёк дамбы. Как он и ожидал, как он и надеялся.
- Готов? - Спрашивает Тейн. Но он знает, что брат-подмастерье более чем готов. И он больше не подмастерье. Демени теперь брат, простой и понятный, испытанный и закалённый в кузнице войны.
Демени сжимает обеими руками длинную рукоять двуручного меча Берендола. Широкое лезвие лежит у него на правом наплечнике.
Тейн высоко поднимает свой щербатый и потрескавшийся молот. Ему не нужно ничего говорить. Рёв тысячи голосов нарастает у него за спиной.
Они бросаются в бой


Взято у Art of War
Развернуть

Wh Past Horus Heresy Wh Books Wh Other СПОЙЛЕР ...Warhammer 40000 фэндомы 

Он был там, когда Хорус убил Императора

Взято у Art of War

Локен пытается остановить своего отца, но ничто не может остановить его отца. Ничто не может остановить чудовищное, залитое кровью олицетворение Хаоса, так чудовищно раздутое силой, так отвратительно уверенное в себе. Хорусу даже не нужно прикасаться к нему. Локен с поднятым мечом сметён со своего пути потрескивающим полем нематериальных энергий, которое окружает залитую кровью фигуру его отца. Жгучая аура отбрасывает Локена в сторону, как ветер может поднять и рассеять пылинки, и он с грохотом покатился по маслянисто-чёрной палубе.
Он поднимается на колени, контуженный, и выкрикивает имя своего отца, но безрезультатно, потому что его голос тонет в торопливом шёпоте, наполняющем воздух Двора.
Поэтому он может только наблюдать, с широко открытыми и полными слёз глазами, как Хорус Луперкаль совершает свое последнее богохульство и убивает Императора.

Warhammer 40000,wh40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Wh Past,Horus Heresy,Ересь Хоруса,Wh Books,Wh Other,СПОЙЛЕР

В этом нет радости. Нет ощущения победы. Нет даже удовлетворения от завершения, от выигранной битвы и достигнутого согласия. Убить беспомощного человека, размозжить его голову о палубу своей булавой, когда он даже не может стоять или открыть глаза… Что это говорит о тебе? Тот ещё воин. Ну и магистр войны.
Бесконечные легионы Нерождённых, по крайней мере, в восторге. Они шепчутся. Перешептываются друг с другом. Восторженный ропот и шелест их голосов нарастают вокруг тебя, заполняя Двор, начиная заглушать даже треск горящего варпа. О чём это они говорят?
- Прекратите шептаться, - говоришь ты им. У тебя нет времени на их ликование.
Тебе нужно мгновение, чтобы поразмыслить. Неужели они этого не видят? Тебе нужно мгновение, чтобы примириться, сосредоточиться на себе. Посмотри, что ты наделал. Боги могут всё, и они не совершают ошибок, но посмотри, что ты сделал. Ты вытаскиваешь шипастое навершие Разрушителя Миров из палубы. С него капает кровь. Не осталось даже черепа, который можно было бы почтительно возложить на алтарь твоей часовни. Булава полностью раздробила Ему голову и пробил глубокую воронку в палубе под ней. Там нет ничего, кроме месива из крови и мяса, фрагментов раздробленной кости, спутанных волос, выбитого, вытаращенного глаза...
Соберись. Быть воителем… Дело не в славе и престиже, а в том, чтобы обладать силой доводить дело до конца, даже если этот конец прискорбен и неприятен. Война требует этого, и только у сильнейших хватает духу довести начатое до конца.
Ты сильнейший. Война - это, в конечном счёте, кровавое, трагическое дело, и только сильнейшим хватает мудрости понять, что, развязав её, они должны быть готовы заплатить за это.
Он был просто человеком, а теперь Он мёртв. Забудь об этом. Забудь об изуродованном ужасе у твоих ног. Помни, кем Он был. Помни, с чем ты боролся. Тиран. Король веков. Лжец. Безжалостный хозяин, который поработил вид и использовал вас всех. Предатель. Интриган, который плёл свои проклятые и тайные планы в течение тридцати тысяч лет, не задумываясь о жизнях и крови, которые будут потрачены для их достижения.
Да, подумай об этом. Довольствуйся этим. Пусть эти мысли будут твоим утешением. Подумай о Его преступлениях и зверствах. Помни, что Он, и только Он, знал, что страдания порождают смертельные и нестабильные ужасы на другом плане реальности, но всё же счёл нужным вырастить поколение воинов-сверхлюдей, подобных тебе, для покорения звёзд. И когда хаос превратился в целенаправленную экзистенциальную угрозу, Он, казалось, был встревожен кровавыми последствиями своих действий.
Тебе следовало выступить против него раньше. Тебе и всем твоим братьям, ибо все они обладали умом и здравомыслием. Тебе следовало сплотить их раньше, задолго до Улланора, задолго до того, как крестовый поход начал заливать звёзды кровью. Группа братьев, все они мастера войны, рождённые, чтобы понимать свойства конфликта… Вы могли бы объединиться, в один голос потребовать Его капитуляции, отстранить Его от власти и предотвратить это, всё это, раньше...
И если бы Он отказался, тогда вы могли бы остановить Его. Вместе. Остановить Его прежде, чем цена стала триллионом жизней. Быстрый конец. Чистая смерть. Но все они были слишком похожи на него, каждый из них был скопированной Его частью. Рогал слишком упрям, чтобы слушать, Сангвиний слишком снисходителен, чтобы видеть недостатки, Русс слишком одержим собственным эго…
Трон, все они! Все они слишком похожи на него, даже те, кто в конечном итоге встал на твою сторону, когда пролилась кровь. Фулгрим слишком влюблён в собственную славу, Ангрон слишком измучен, чтобы видеть разницу, Магнус… Магнус слишком упрям и уверен в себе.
Все они, все они, все они… Слишком похожи на него, потому что такими Он их сделал. Слишком похожи на своего отца.
Твоего отца.
Но не ты. Ты был единственным, кто преодолел наследие своей родословной. Ты остался верным. Ты один остался сильным. Ты спас человеческую расу, или то, что от неё осталось. Помни это. Тебе пришлось размозжить череп твоего беспомощного отца об пол, чтобы сделать это, но отвратительные поступки - это цена, которую ты платишь, когда дело правое.
Собственного отца.
Ты стараешься не зацикливаться на этой части. Ты стараешься не думать о Нём в таком ключе. Ты пытаешься забыть связь, которая у вас когда-то была, тридцать славных лет или то, как ты гордился тем, что был Его первым найденным сыном…
Теперь всё кончено. Тебе нужно время, чтобы собраться с мыслями. Ты сам решишь, как долго это продлится. Период траура. Время для размышлений. Всё, что тебе сейчас нужно, это немного покоя. Длительный период покоя. Немного тишины.
Но шёпот. Шёпот оглушает.
- Прекратите, - бормочешь ты. Почему они не оставят тебя в покое? Они непрерывно шептались за твоей спиной с тех пор, как Малогарст впервые пробудил тебя ото сна, чтобы начать финальное просвещение.
Нет, не Малогарст. Аргонис. Верно. Мальчик, Кинор Аргонис. О, так трудно думать, когда шёпот гложет твой мозг. Ты хочешь успокоиться и изложить всё это ясно и прямолинейно, чтобы, когда ты продиктуешь это Мерсади Олитон, она записала правдивый отчёт об этом, и история запомнит, как сильно ты старался, и как ты боролся со своей совестью, и какой тяжелой была цена, которую ты заплатил. Но шёпот…
- Оставьте меня в покое, - говоришь ты.
Стены дышат. Во дворе очень светло, словно находишься на открытом воздухе в обжигающем свете звёзд Каластара или в узле-лабиринте Уигебеалаха в пылающем варпе. Свет, почти сводящий с ума, слегка мерцает, пробиваясь сквозь листья, раскачиваемые ветром. Или что-то похожее на листья. Тебе всё равно. Ты не смотришь.
Ты слышишь, как человек плачет рядом, где-то позади тебя. Это, в отличие от шёпота, ты можешь простить. Ты понимаешь горе Локена, потому что оно твоё собственное.
Ты не оглядываешься. Ты не можешь отвести глаз от своего отца.

Warhammer 40000,wh40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Wh Past,Horus Heresy,Ересь Хоруса,Wh Books,Wh Other,СПОЙЛЕР

- Помоги мне, - говоришь ты через плечо. - Гарвель… Помоги мне с Ним. Помоги мне поднять Его.
Ты слышишь, как он поднимается на ноги позади тебя. Ты опускаешься на колени и поднимаешь тело своего отца на руки. По крайней мере, то, что от него осталось. Он такой легкий, такой хрупкий, от него ничего не осталось. Как тряпки, как пучок веток, сухой и тонкий, как бумага...
- Пожалуйста, Луперкаль, остановись сейчас, - говорит Локен.
- Слишком поздно, - отвечаешь ты. Ты прочищаешь горло. - Я остановился, Гарвель. Всё кончено. С этим покончено.
- Ещё не поздно, - отвечает он.
Ты поворачиваешься, чтобы посмотреть на него, держа отца в своих руках. Локен смотрит на тебя снизу вверх, его глаза в тёмных впадинах, его меч забыт на палубе позади него.
- Помоги мне, - говоришь ты. - Помоги мне похоронить Его с честью. В конце концов, он был моим отцом.
- Ещё не поздно, - настаивает Локен. - Не для тебя. Не для нас. Ты сделал то, что намеревался сделать. Отпусти силу.
- Зачем мне это делать? - спрашиваешь ты.
- Чтобы доказать, что ты Хорус. Чтобы доказать, что ты человек, а не марионетка.
- Я же говорил тебе...
- Говорил. Но их когти впились глубоко, и их ложь вводит тебя в заблуждение. Докажи, что они неправы. Ты говоришь, что собрал в себе силу для достижения этой цели. Что ж, цель достигнута, отец. Так что, если ты имел в виду то, что сказал, тебе больше не нужна сила. Откажись от неё, пока ещё можешь. Покажи людям, что ты всё ещё один из них и верен своему слову. Покажи мерзким богам, что ты не их игрушка и не беспомощное орудие в их замыслах.
- Сила моя, - говоришь ты. Мальчишка ничего не понимает. - Сила моя, я могу сохранить её и использовать так, как считаю нужным. Дело не в силе, Локен, а в том, что ты с ней делаешь. Это не то зло, за которое ты её принимаешь.
- Ты только что убил золотого короля в соборе тьмы, - говорит Локен. - Эти аспекты, светлый и тёмный, выбрали себя сами?
- Это всего лишь аспекты! - смеёшься ты. - Ухищрения презентации. Тьма противостоит свету. Видишь? Я выбрал свой аспект, чтобы противостоять Его высокомерной демонстрации славы. Тьма - это не зло, Локен, не больше, чем свет - добро или истина. Это всего лишь символы.
- Символы обладают силой, отец.
- Не в том упрощённом смысле, как ты думаешь, сын мой.
- Тогда отбрось их, - говорит Локен. - Избавься от них, от этой тьмы, от этого чёрного сердца, от этого дворца ужаса. Отбрось силу, теперь, когда всё кончено. Используй то единственное, что было у тебя, и чего не было у твоего отца.
- И это что? - спрашиваешь ты.
Локен кладет руку себе на грудь.
- Чувствующее сердце, - с горечью говорит он. - Ты только что убил своего отца. Будь мужчиной и покажи, что ты разумно к этому относишься.
Его слова ранят тебя. Он действительно так о тебе думает? Неужели он не видит? Возможно…
Возможно, в том, что он говорит, есть доля правды. Возможно, тебе следует избавиться от этого чёрного аспекта ужаса, чтобы показать, что ты можешь командовать, а не наоборот? Работа закончена. Это было бы облегчением. Это сняло бы тяжесть с твоих конечностей, и чувство вины с твоего сердца, и эту мертвенность с твоего разума. Ты мог бы снова дышать, испытывать боль, и горевать о том, что было сделано, и облачиться в белое и золотое в знак траура. Это заставило бы боль уйти. Это оправдало бы твои действия.
Будущее может увидеть тебя. Ты не смеешь представить будущее, которое знает тебя только таким.
Ты отпускаешь её.
Всего на мгновение ты отпускаешь её.
Всего на секунду.
Ты позволяешь силе соскользнуть с тебя, как падающему плащу. Ты позволяешь её выскользнуть из тебя, словно ножу, его шипызазубрины царапают твоё мясо и костный мозг, когда она уносится прочь. Ты позволяешь её вытекать из тебя, как крови. Её так много, но в конце концов она вытечет вся.
Шёпот в ужасе поднимается вновь. Они кричат на тебя.
- Прекратите, - говоришь ты. - Я ни перед кем не отвечаю.
Но шёпот не прекращается. Они кружатся вокруг тебя, повторяя то, что говорили с тех пор, как всё это началось, снова и снова, как сухие листья, колышущиеся на ветру или шуршащие под ногами. Как сухие крылышки жуков. Как жужжащие мотыльки. Как огненный плевок варпа, нескончаемый...
О чём они продолжают шептаться? Это приводит в бешенство. Ты почти можешь разобрать слова.
Имя.
Одно имя… Нет, одна фраза, произнесённая и повторенная, отражённая и усиленная психоаккустической силой. Одна фраза, сотканная из белого света, произнесённая в унисон миллионом голосов. Двумя миллионами. Целым видом.
"Император должен жить".
Нет. Это не так...
"Повторяйте за мной, как это было сказано мне. Император должен жить".
Нет!
"Поднимите руки. Он должен жить".
Трюк. Последний трюк. Последний проклятый трюк! Рычаг, чтобы вскрыть твою броню. Финт, который заставит тебя потерять бдительность. Ловкость рук фокусника, выступающего на бис. Последний отчаянный план вечного и безжалостного интригана.
Ты пытаешься отбросить труп своего отца в сторону, потому что понимаешь, что это всего лишь часть трюка, но тело уже распадается в пепел и светящуюся пыль. Это был просто аспект, ещё один отброшенный аспект, ещё одна пустая оболочка.
Он не мёртв.
Ты кричишь от гнева и отчаяния. Ты пытаешься втянуть силу обратно в себя, но она скапливается вокруг огромным чёрным пятном, липким и вялым, медленно реагирующим, медленно подчиняющимся, неохотно возвращающимся в сосуд твоего тела теперь, когда ты пренебрёг ею. Ты втягиваешь её обратно так быстро, как только можешь. Ты вдыхаешь, чтобы наполнить ею свои лёгкие и душу. Ты судорожно собираешь её, потому что должен быть готов защитить себя.
Самое худшее в этом… Твоё человеческое сердце, всё ещё незащищённое, чувствует облегчение. Своего рода радость. Твой отец не умер. Твой отец не умер. Ты не убивал Его. Он жив...
Локен стоит лицом к тебе, в его руке меч. Но это не Локен. Никогда им не был. Локен всё ещё лежит на палубе слева от тебя, там, куда ты его бросил, и с ужасом смотрит на происходящее.
Или это удивление?
Ты не умрёшь так. Тебя так не проведёшь. Сила начинает возвращаться в твои вены. Тьма. Сладкая агония. Успокаивающая ярость. Сила...
Локен шагает к тебе. Другой Локен. Локен, который не Локен. Меч в его руке - не старый клинок Рубио. Меч в Его руке - огромный боевой меч. Лицо не Локена. Это Его лицо. Облик Локена превращается в туман пустоты, когда твой отец выходит тебе навстречу во всём своём кровавом величии.

Его раны чудовищны. На Его лице и искалеченной руке запеклась чёрная кровь. Но внутри него есть свет, свет в глубине его глаз, чистый белый свет человечества, которое в своём безумии верит в Него сверх всякой разумности и доверяет Ему сверх всякой логики, человечества которое воображает Его своим щитом и защитником и так верит в этот акт воображения, что тот становится реальным.
Он не смог бы сразиться с тобой в одиночку. Он не смог бы победить тебя в одиночку. Но блефом, уловками, хитростью и самопожертвованием Он удерживал твоё внимание до тех пор, пока в этом больше не было необходимости.
Отсутствовать в теле - значит присутствовать в Императоре. Вот о чём кричит шёпот. Здесь присутствует целый вид, его воля объединена в одной форме, не мужчина, не отец, а король всех времён.
Он похож на бога. Раненый бог, но, тем не менее, бог. Дело не в Его силе, а в том, откуда она берётся.
"Мы - одно и то же" - говорит шёпот, - "человечество и Император, Император и человечество, души, связанные воедино. Мы вместе, как одно целое, или мы ничто".
- Ты не бог! - кричишь ты.
"Тогда это будет честный бой", - отвечает шёпот.
Ты выражаешь своё неповиновение, когда Он надвигается на тебя. Он явно слаб и ранен, но и ты тоже слаб. Ты собрал лишь малую толику силы, которая у тебя была. Ты должен держать Его на расстоянии ещё мгновение, сдерживать Его, пока не восстановишь свою полную силу.
Ибо в этот момент ты просто Хорус Луперкаль.
Ты замахиваешься Разрушителем миров и отклоняешь траекторию его меча. Искры летят, как кометы. Твой коготь пробивает броню, плоть и кости. Кровь застилает воздух между вами. Его разум прожигает твою нервную систему, нарушая моторные функции и вызывая каскад боли. Ты блокируешь Его разум, поворачиваете его вбок через тринадцать измерений и наносишь непоправимый ишемический ущерб. Ты сжимаешь Его горло когтем.
Ты раздавливаешь ему трахею и перерезаешь сонную артерию. Кровь брызжет фонтаном. Ещё больше крови фыркает и брызжет у него изо рта, когда Он задыхается. Он проводит лезвием по твоему черепу и плечу, разрубая Змеиную чешую. Ты отталкиваешь Его, рефракторы со стуком выходят из строя, и наказываешь Его своей булавой, когда Он отшатывается, хватаясь за горло. Ты ломаешь Ему запястье. Боевой клинок с грохотом выпадает из Его руки. Ты ломаешь Ему ребра. Ты выпускаешь кровавый свет из глаза на своём нагруднике и поджигаешь Его лицо. Его волосы горят. Плоть на Его щеке расплавляется до кости. Один глаз поджаривается и лопается. Разрушитель миров ломает Ему позвоночник.
Ты чувствуешь, как сила возвращается к тебе. Она не может прийти достаточно быстро. Тебе нужна она вся. Тебе нужна вся целиком...
Пошатываясь, Он обжигает тебя в ответ. Луч света вырывается из Его единственного оставшегося глаза. Чистая сила, бело-голубая, сосредоточенная воля человеческой расы, пронзающая твою тьму, как маяк Полой горы пронзает пустоту.
Боль...
Боль...
Боль больше, чем может вынести человек.
И ты по-прежнему всего лишь человек. Дело не в силе, а в том, что ты с ней делаешь. А ты, дурак, отпустил её.
Ты отпустил её.
Ты падаешь на колени, охваченный огнем внутри и снаружи. Его психический луч продолжает испепелять тебя.
Пожалуйста, просишь ты. Пожалуйста, умоляешь ты. Отдайье её обратно. Верните мне силу...
О, они это сделают. Они это сделают. Старая Четвёрка позволит тебе вернуть её, потому что это отвечает их интересам. Но сначала они заставят тебя страдать в качестве предостерегающего выговора за то, что ты отверг их щедрые подарки. Они заставят тебя заплатить за это огнём и агонией, и они позволят этому наказанию продлиться некоторое время. Император, их единственный настоящий враг, в конце концов, не может убить тебя. Несмотря на всю силу, которую Он собрал и наскрёб по крупицам, на все уловки, которые Он использовал, чтобы ослабить тебя и сделать уязвимым, когда ты был совершенно неуязвим, несмотря на все способы, которыми Он выставлял тебя дураком, на самом деле он не может убить тебя. У него нет средств, даже у него, чтобы убить безграничное существо, которым ты стал. Инструмент Воплощённого Хаоса.
Потому что это то, кто ты есть, Хорус Луперкаль.
Это всё, кто ты есть, магистр войны.
Это всё, кем ты когда-либо будешь, первообретённый сын.
Раб их тьмы. Оружие в их руках. Марионетка на их ниточках, обманутая их обещаниями и ложью. Инструмент, не обладающий собственным разумом, созданный для того, чтобы разрушить щит человечества и ввергнуть человеческий род в небытие варпа.
Стоя на коленях, охваченный потоком пламени твоего отца, ты смотришь на Него снизу вверх. Наконец-то ты видишь это сейчас, возможно, так, как Он видел это всегда. Простая истина. Секрет, который следовало сохранить, несмотря ни на что. Некоторые истины слишком опасны, чтобы их знать, или слишком смертельны, чтобы их слышать. Вот почему Он хранил их тридцать тысяч лет. Теперь ты тоже это знаешь. Ты видишь, несмотря на непреодолимую боль, всё… всё, что было разрушено, и всё, что было предано. Ты не можешь попросить у Него прощения. Ты не смеешь, и ты всё равно не можешь говорить. Но Он видит это в твоих глазах. Ты был слишком слаб, чтобы сопротивляться им тогда, и ты будешь слишком слаб в другой момент, когда они смягчатся и наполнят тебя своими отвратительными дарами.
Твои глаза молят Его о пощаде. Сын своему отцу.
Покончи с этим. Покончи с этим сейчас, если можешь. Если это вообще возможно. Покончи с этим, пока не стало слишком поздно. Если ты не можешь этого сделать, никто не сможет.
Жжение прекращается. Психический луч ослабевает. Ты раскачиваешься, задыхаясь.
У твоего отца есть нож. Старинная каменная вещь. Что это? Он такой маленький в Его руке, такой уродливый. Так не пойдёт. Этого будет недостаточно.
Он, кажется, колеблется, нерешительный.
Ты сжимаешься во внезапном спазме и конвульсии и кричишь. Сила возвращается. Она вливается в тебя с огромной скоростью, как будто Старая Четвёрка внезапно отчаялась вернуть свои дары. Что они знают? Что они увидели, что заставляет их действовать так поспешно?
Твой отец смотрит на нож.
+Я жду тебя и прощаю тебя.+
Он вонзает его тебе в сердце.
Локен вскочил на ноги. Он видит блеск лезвия. Простой каменный нож не пробьёт доспех. Что-то настолько маленькое точно не сможет.
Лезвие входит внутрь. Удар в сердце, быстрый милосердный удар мизерикордии кустодианца, практичный и непритязательный. Две фигуры на мгновение застывают вместе: коленопреклоненный сын, стоящий отец, соединенные ножом.
И через этот клинок Император направляет всю силу своей воли.
Возвышенная сила, психический взрыв невероятной величины, струится по древнему клинку подобно молнии, проходящей через металлический стержень. Вспышка огненного шара от его удара ярче, чем всё творение.
Затем свет начинает гаснуть. Быстро наступает темнота. Это не глянцевая чернота бесконечной архитектуры Двора, она мягкая и безмолвная, как наступление ночи или затуманивание зрения и чувств.
Хорус улыбается.
Его улыбка больше не та ужасная, что приветствовала их, когда они вошли во Двор Луперкаля, улыбка, от которой мир содрогнулся от смертельного ужаса. Теперь это улыбка, которую Локен помнит с давних времён.
Крови нет. Атам острый, достаточно острый, чтобы разрезать пространство. Достаточно острый, чтобы разрезать реальность. Он ждал этого долго, очень долго, начиная с первого убийства, которое привело к этому и запятнало его тенью всех убийств, и заканчивая этой, восьмой смертью, которую ему обещали.
Хорус улыбается. Улыбка исчезает. Затем то же самое происходит с плотью, губами и ротовой полостью, открывая другую улыбку, оскал зубов, маску из костей. Искупления нет, ибо время для этого давно прошло. Есть только смирение.
И в конце концов, это просто человек, убивающий своего сына камнем.
Лезвие выскальзывает и превращается в пыль. Тело падает.
А затем галактика сгорает.
Развернуть

wh_books Wh Other wh art Siege of Terra Abaddon the Despoiler Garviel Loken Horus (Wh 40000) Constantin Valdor Adeptus Custodes sons of horus ...Warhammer 40000 фэндомы Horus Heresy Wh Past Chaos (Wh 40000) Primarchs Imperium 

арты из 3й книги

Warhammer 40000,wh40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,wh_books,Wh Other,wh art,Horus Heresy,Ересь Хоруса,Wh Past,Siege of Terra,Abaddon the Despoiler,Chaos (Wh 40000),Garviel Loken,Horus (Wh 40000),Primarchs,Constantin Valdor,Adeptus Custodes,Imperium,Империум,sons of horus

Warhammer 40000,wh40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,wh_books,Wh Other,wh art,Horus Heresy,Ересь Хоруса,Wh Past,Siege of Terra,Abaddon the Despoiler,Chaos (Wh 40000),Garviel Loken,Horus (Wh 40000),Primarchs,Constantin Valdor,Adeptus Custodes,Imperium,Империум,sons of horus

Warhammer 40000,wh40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,wh_books,Wh Other,wh art,Horus Heresy,Ересь Хоруса,Wh Past,Siege of Terra,Abaddon the Despoiler,Chaos (Wh 40000),Garviel Loken,Horus (Wh 40000),Primarchs,Constantin Valdor,Adeptus Custodes,Imperium,Империум,sons of horus

Warhammer 40000,wh40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,wh_books,Wh Other,wh art,Horus Heresy,Ересь Хоруса,Wh Past,Siege of Terra,Abaddon the Despoiler,Chaos (Wh 40000),Garviel Loken,Horus (Wh 40000),Primarchs,Constantin Valdor,Adeptus Custodes,Imperium,Империум,sons of horus

Развернуть

Wh Books Wh Other Horus Heresy Wh Past Siege of Terra Emperor of Mankind Imperium Horus (Wh 40000) Primarchs СПОЙЛЕР ...Warhammer 40000 фэндомы 

Еще спойлеры подъехали + арты Импи и Хоруса в пока дерьмовом качестве.

Спойлеры к 3 книге "Конец и смерть":
+ Кровавые Ангелы, судя по всему, впали в Чёрную Ярость после возвращения Солнечной Системы из варпа: психическая отдача от подобного затронула каждого Сына Ангела на родине человечества.

+ Что именно увидел Вальдор, ранив Аполонийским Копьём Абаддона, не сказано вовсе - намёк на "Короля-в-жёлтом" призрачный, но увиденное "преследовало капитан-генерала".

+ Полное имя Кэтт, согласно измышлениям Актеи - это Катерина Морианна. (Да, та самая Морриана).

В тексте, согласно автору нового материала, будет нечто, в том или ином виде отсылающие к идеи - Хорус намеревался "обмануть" Четвёрку и объединиться с Императором.
Особое внимание уделено 2 эпизодам, оба так или иначе психические проекции: в первом Хорус сразил Императора, разнёс Серебряную Дверь и притащил раненного Неота к пустому трону, желая оставить того в живых. В другом Луперкаль уже убил Императора, и над трупом Владыки Людей "плакал" Локен. Гарвель сказал, что Император, на самом деле, был сильнее, так как сумел отказаться от мощи Хаоса.
Причём это не настоящий Гарвель, а "Аспект Императора", который принял его образ - молитвы из Астрономикона начинают подпитывать Неота и Луперкаль на несколько мгновений задумался о том, кем был до всего этого.
Хорус оказался ослаблен на пару секунд и "Свет Императора" погрузил Атам прямо в его сердце - "галактика умерла в тот миг".

+ К моменту возвращения Дорна, Вальдора и выживших лоялистов в Тронный Зал, что тело, что дух Сигилита был сожжён. Осталось лишь "эхо воспоминания", которое живо внутри других людей - напоследок Малкадор хотел сказать Дорну, что планы всегда меняются, "результат не высечен в камне", и всё, что могут люди - идти к лучшему результату.

+ Более определённо пояснено, что биоружие Фо на Титане. (Судя по формулировке, именно это и есть "Терминус Эст", последний эдикт Титана).

+ Джон, с помощью пера Сангвиния, отправится в доисторическую Испанию, на Пиренеи, чтобы завязать первый "красный узел" - насколько понятно из пояснений, "дать самому себе из прошлого "намёк", как спастись в будущем, которое для него ещё и прошлое, но и одновременно будущие". (Ден Абнетт ну очень любит "Интерстеллар" или что ближе с учётом возраста писателя, "Назад в будущие").

+ Видимо, марш-бросок флота Гиллимана к Терре имел совсем мало смысла - пускай после закрытия разлома в имматериум корабли хаоситов были в беспорядке, но их число превышало 40 тысяч. "Три двести" судов Мстящего Сына сумели бы мало что сделать.

+ Последние слова Сигилита перед "исчезновением" были: "Мой дозор над Троном завершён, теперь черёд Императора".

Дисклеймер V2 - раз завели такую песню, "что первые спойлеры не точны и обрывочны", ждём полноценного релиза. Никаких выводов делать по первичному материалу нельзя!
Гибель Олла
В другом конце покоев черная фигура двинулась. Она дергается, как скарабей на спине. Она шевелится.
Хорус медленно садится и поднимается на ноги.
Хорус встает.
Хорус стоит.
Вокруг него дымятся черная кость и еще более черный свет, восстанавливая и реставрируя сгоревшие части его снаряжения и плоти. Он так же ужасен, как и раньше, еще ужаснее, еще чудовищнее, невыносимее, черная масса, освещенная изнутри жутким кровавым светом.
Он делает шаг вперед, затем еще один, походка становится все более уверенной. Каждый шаг сотрясает палубу и гремит.
Олл встает.
"Ты должен проснуться, немедленно", - говорит он.
Яростный Хорус молча приближается к нему.
"Ты действительно должен встать сейчас", - говорит Олл. "Пожалуйста. Вставай. Вставай, черт возьми".
Хорус все ближе. Магистр Войны протягивает огромную руку. Громадная булава скребет по палубе, а затем летит прямо в его руку.
Олл делает шаг на перерез. Он встает между Императором и надвигающимся монстром. Он снимает с плеча лазерную винтовку, вскидывает ее и прицеливается. Он знает, что толку не будет, но это лучше, чем ничего.
"Вставай!" - кричит он через плечо. "Пожалуйста, вставай!"
Хорус в нескольких метрах от него. Он не замедляется.
Олл прижимает винтовку к щеке, сжимает рукоятку и кладет палец на спусковой крючок.
"Стой! Стрелять буду" - кричит он. "Будь ты проклят! Я не позволю тебе дотронуться до Него!"
Хорус продолжает наступать. Олл открывает огонь. Полностью автоматический, продолжительный. Лазболты мелькают и рассыпаются по черной боевой пластине, как пламя свечи.
Олл персон продолжает стрелять даже когда Коготь Хоруса испаряет его в кровавый туман.

Ш 4 / / Д?/^^Д к'и 1 , » г Щ. . г^ i ШШ й ГГг^иИ ® /iff Ié^ ч Уж Ж ч,Warhammer 40000,wh40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Wh Books,Wh Other,Horus Heresy,Ересь Хоруса,Wh Past,Siege of Terra,Emperor of Mankind,Imperium,Империум,Horus (Wh 40000),Primarchs,СПОЙЛЕР

Warhammer 40000,wh40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Wh Books,Wh Other,Horus Heresy,Ересь Хоруса,Wh Past,Siege of Terra,Emperor of Mankind,Imperium,Империум,Horus (Wh 40000),Primarchs,СПОЙЛЕР

Развернуть

Horus Heresy Wh Past Wh Books Wh Other Siege of Terra Horus (Wh 40000) Primarchs Emperor of Mankind Imperium СПОЙЛЕР ...Warhammer 40000 фэндомы 

Warhammer 40000,wh40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Horus Heresy,Ересь Хоруса,Wh Past,Wh Books,Wh Other,Siege of Terra,Horus (Wh 40000),Primarchs,Emperor of Mankind,Imperium,Империум,СПОЙЛЕР

- В одной главе Пертурабо сидит и нервничает, пытаясь объяснить своё отступление с Осады.
- В другой главе Лоргар в изгнании на другом конце галактики, живёт на низко технологичном мире. Лоргар в основном пытается увидеть, что происходит на Терре.
- Флот Жиллимана отчаянно пытается найти Терру или установить контакт с любыми лоялистами.
- Олл понимает, что сломанный атам в его кармане был починен, когда Император исцелил Грамматикуса и его самого. Он понимает, что должен вернуться к Императору и ему понадобится атам.
- Император уничтожает целую роту Несущих Слово одним психическим ударом по пути к Хорусу. Действительно показывает уровень его силы. Также уровень силы Хоруса, учитывая, как он обращается с Императором в их битве.
- Император отбросил все эмоции и не проявляет их, когда видит тело Сангвиния, прибитое гвоздями к стене. Он просто говорит +Снимите его+. Появляется Хорус.
- Когда Хорус и Император встречаются лицом к лицу, Император говорит только: "Вы убили моего сына" и "Почему?". Хорус пытается ответить, говоря, что он предложил Сангвинию место рядом с ним, но понимает, что Император разговаривает не с ним. Он говорит о самом Хорусе богам хаоса, наблюдающим за конфликтом из тени позади него. Боги Хаоса все время наблюдают за боем, но у них нет реплик. Они просто наслаждаются шоу (пока им не перестаёт всё это нравится)
- Сигизмунд, Киилер и ее беженцы направляются к полой горе, где Тёмные Ангелы работают над астрономиконом. Она ведет своих последователей в молитве, которая помогает библиариям в их работе. Император должен жить. Император - это человечество, а человечество - Император. В итоге они перезапускают "Астрономикон", и боевой флот Солнечной системы, и боевой флот Жиллимана достигают Терры. Здесь же лоялисты отбиваются от Тифуса.
- Олл и Джон открывают портал обратно к Императору, который в этот момент тяжело ранен и лежит без сознания на земле после нападения Хоруса. Они появляются прямо перед Хорусом. В ужасе Джон произносит слово энунции, которое отбрасывает Хоруса, а затем Олл отсылает Джона завершить задание по завязыванию красной ленты. Олл вкладывает Атам в руку Императора и умоляет его очнуться. Хорус приближается, поэтому Олл переводит свой лазган на полный автоматический режим и стреляет по Хорусу до тех пор, пока Хорус не убивает его когтем.
- Локен убеждает Хоруса, что он победил, и что ему больше не нужна сила хаоса, и он должен показать, что может отказаться от нее и не порабощен ею. Хорус отказывается от силы, и это шанс Императора. Молитвы придают Императору силы, а Хорус мучается от шепота "Император должен жить". Он отчаянно пытается собрать обратно силу хаоса, от которой отказался, и они начинают заключительную фазу своей битвы. Все еще немного в здравом уме, Хорус понимает, что он всего лишь инструмент хаоса, и молит своего отца о пощаде, покончить с ним сейчас, если возможно, пока хаос снова не наделил его полной силой и он не погиб. Император говорит: "Я жду тебя и прощаю тебя". Он вонзает атам Хорусу в сердце, убивая его.
- В этот момент Император падает, израсходовав всю свою энергию, и Вальдор с Дорном, наконец, прибывают, чтобы найти Локена, склонившегося над ним. Кровавые ангелы тоже появляются, и они требуют телепорта, чтобы вернуть всех на Терру. Дорн также забирает череп Ферруса Мануса. Литу находит карту таро "Трон" рядом с Императором, так что именно туда они его и заберут. Как раз в тот момент, когда телепортация вот-вот начнется, Локен говорит, что остается, чтобы нести вахту над трупом своего отца.
- Позже прибывают Абаддон и двое других Сынов Хоруса. Остальные хотят убить Локена, но Абаддон останавливает их. Локен умоляет его сдаться и попросить пощады, и говорит, что поговорит с Дорном от их имени, но Абаддон берет верх и идет своим путем, чтобы стать сам себе боссом. Кажется, Локен и Абаддон расстанутся мирно, но появляется Эреб и бьёт Локена ножом в спину, убивая его. Абаддон недоволен, но воздерживается от убийства Эреба, который затем продолжает объяснять, что демоны не рождаются, они создаются ужасными вещами, подобными этой, и убийство Локена - это то, что создает Самуса, завершая цикл.
- С точки зрения Малкадора, мы видим, как Дорн и Кустодес возводят Императора на трон. Малкадор говорит, что это поддержит Императора, но он навсегда застрянет между жизнью и смертью, в агонии, и, вероятно, лучше, чтобы Дорн и другие этого не знали.
- Мы видим сцену, в которой Грамматикус из далекого прошлого завязывает красную ленту и использует одно из перьев Сангвиния вместо атама, чтобы открыть свои врата.
- Книга заканчивается тем, что Киилер воздевает руки во славу своего Императора.
Фо создал свое биологическое оружие, и оно хранится для будущих сюжетных моментов.
Ариман помогал объяснять карты Таро в библиотеке.

Развернуть

Horus Heresy Wh Past Emperor of Mankind Imperium Wh Books Wh Other ...Warhammer 40000 фэндомы 

Warhammer 40000,wh40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Horus Heresy,Ересь Хоруса,Wh Past,Emperor of Mankind,Imperium,Империум,Wh Books,Wh Other

Развернуть

Wh Books Wh Other Horus Heresy Wh Past ...Warhammer 40000 фэндомы 

Наконец-то, дождались.

13 января в предзаказ уходит последняя книга по Ереси Хоруса. 

WARHAMMER COMMUNITY —The Horus Heresy:_ SIEGE of TERRA THE END AND THE DEATH VOLUME III Dan Abnett * : - sM? »UVLK llfcfcMtY,Warhammer 40000,wh40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Wh Books,Wh Other,Horus Heresy,Ересь Хоруса,Wh Past


 WARHAMMER COMMUNITY,Warhammer 40000,wh40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Wh Books,Wh Other,Horus Heresy,Ересь Хоруса,Wh Past

«лянлмм£“мми',,Т¥ The Horik Heresy SIEGE »' TERRA BOOKMARK On the thirteenth day of Secundus, the bombardment of Terra beg an.,Warhammer 40000,wh40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Wh Books,Wh Other,Horus Heresy,Ересь Хоруса,Wh Past


P. S Как думаете какой будет следующий большой книжный цикл и нужен ли он? Я бы почитал про объединение Терры, но думаю вероятность крайне мала. И надеюсь, что следующий цикл не испоганят и не затянут как Ересь. 

Развернуть

Wh Other Wh Books games workshop Black Library ...Warhammer 40000 фэндомы 

— Понимаю, — сказал Сигизмунд. — Да, брат, — сказал Сеян. — Думаю, ты понимаешь. И Сигизмунд действительно понимал.,Wh Other,Warhammer 40000,wh40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Wh Books,games workshop,Black Library

Развернуть

Отличный комментарий!

Ну вы поняли.
И вы действительно поняли.
lolshto666 lolshto66613.11.202318:08ссылка
+42.4

Wh Books Wh Other Siege of Terra Horus Heresy Wh Past Emperor (wh 40000) Imperium СПОЙЛЕР ...Warhammer 40000 фэндомы 

Оказывается, что разбитым на осколки является не только Магнус.

"Те, кто слышит меня, присоединяйтесь ко мне".

Я тоже его слышал. Полуослепший от боли, я услышал его и увидел его.
Я вижу Вулкана внизу, у подножия лестницы, он зовёт меня. Я вижу, как шевелятся его губы, но не могу разобрать слов.
Но я слышал своего Векового короля издалека. Я слышал его призыв. Он был так же краток, как вспышка на солнце, и так же ясен, как стекло, резонирующее эхо, которое наверняка было услышано самой далёкой звездой.
Это укрепляет меня. Это заставляет меня сосредоточиться на том немногом, что у меня осталось. Если он может проявить такое мужество, то и я смогу.
Я тоже могу.
Такое мужество. Такая сверхъестественная сила воли. Такой ужасный выбор, который дорогой Рогал назвал бы "проигрышным сценарием". Он отказался от этого, от этой силы, от этой... божественности. Я не знаю почему, и была ли вообще какая-то конкретная причина или побудительный мотив. Возможно, мой старый друг просто понял, что это уже слишком. Но никто никогда не сможет усомниться в его преданности своему виду.
У него была эта власть, эта невероятная мощь, и он отбросил её прочь. Это был единственный способ, единственно возможный способ гарантировать поражение первенца, но это также было высшим проклятием. Тёмный король победил бы в этот день, а потом потерял бы всё, навсегда. Так что некогда бог-император должен постоять за себя в одиночку.
Здесь нет ни определенности, ни уверенности. Я боюсь, что он проиграет. Я видел Луперкаля и знаю, какой силой он обладает. Я сомневаюсь, что сейчас его что-то может остановить.
Было бы так легко использовать эту силу, обладать такой уверенностью. Завладеть силой бога и поставить Хоруса на колени, полностью сокрушить его и покончить с его угрозой. Но эта уверенность была также обречённостью.
Полагаю, лучше одна гибель, чем другая. Лучше тот дьявол, которого вы знаете, а мы слишком хорошо знаем этого дьявола Луперкаля. Лучше умереть, пытаясь, чем потерпеть неудачу в успехе. В таких позициях, "проигрышных сценариях", Рогал всегда был таким спокойным. Когда не было хорошего выбора, он оценивал и выбирал наименее плохой и использовал его для достижения триумфа. Иногда это означало смириться с видимостью поражения, проигранной битвой, и только спустя годы положительный исход становился очевидным. Рогал вёл долгую игру. Как долго это продлится? Я удивляюсь. "Поражение, - говаривал он, - это поражение только в том случае, если ты его принимаешь".
Интересно, начинает ли мой старый друг наконец учиться у своих сыновей? Я помню, сначала он думал, что они ничему не смогут его научить. Они были всего лишь инструментами, которые он создал, приспособленными для определённой цели, доверенными лицами, которые могли трудиться и страдать от его имени. Они были сделаны для того, чтобы избавить его от усилий и боли. Он сказал мне, что сыновья-примархи были рождены, чтобы пережить его худшие переживания вместо него. Сейчас кажется бессердечным думать об этом таким образом, но я нахожусь на пороге смерти, и у меня нет сил сформулировать свои мысли более тактично. Я могу быть только прямолинейным и честным. Они должны были умереть за него, если возникнет такая необходимость.
Но они выросли. Теперь они больше, чем инструменты. К лучшему это или к худшему, но они расцвели, каждый по-своему, в соответствии со свойствами, характерами и свободой воли, которую позволил им мой король. Они шли своими собственными путями, по-своему, и оставили своё собственное наследие, одни на благо человека, другие во вред всем. Каждый из них, в конце концов, стал сам по себе.
В них есть много такого, чем можно восхищаться, даже в самых худших из них, которые отказались от кровных уз и восстали против нас. Так бывает с сыновьями. Они - сияющие души, и в последнее время, я думаю, мой король начал это признавать. Им есть чему нас научить. Даже отец может учиться у своих детей. Неутомимая стойкость Джагатая. Хитрость Альфария. Уверенность Робаута. Бесстрашное сердце Мортариона, ничего не боящееся, даже смерти. То, как Русс приучил гнев быть абсолютно верным, в то время как Ангрон поработил гнев, чтобы он не смог овладеть им. Терпеливая решимость Рогала, готового составлять, отказываться и переделывать свои планы снова и снова, снова и снова, пока он не усовершенствует тот, который сработает, не боясь переделывать и изменять свою схему.
Да, я думаю, что мой старый друг, по крайней мере, усвоил это. Он научился у своего сына-преторианца, что всегда есть план получше, и что терпение приведёт вас к нему.
Ибо мой Вековой король сделал нечто большее, чем просто лишил себя божественности. В этой ударной волне варп-света я увидел кое-что ещё, что, возможно, только я был в состоянии увидеть. Он отбросил в сторону частичку самого себя.
Мой господин и друг отрезал часть своей души. Он ампутировал ту часть себя, которая содержит почти всю его надежду, преданность и сострадание, потому что такие вещи станут помехой, когда он столкнётся с Луперкалем. Эти качества могут остановить его или заставить колебаться, если в конечном счёте ему придется убивать.
И если он будет вынужден убить своего сына, то эти качества впоследствии неизбежно приведут его к ненависти к себе и сожалению и обрекут на тот же озлобленный путь, что и Хоруса. Он вырезал эти драгоценные человеческие аспекты, чтобы ещё больше закалить себя перед той болью, что последует за этим, и обязательными зверствами, с которыми ему придётся мириться, чтобы восстановить Империум. Он пустил эти хрупкие и кардинальные добродетели по течению эмпиреев, чтобы они не обездвижили его.
И в надежде, что однажды он сможет вернуть их себе и снова стать целым.
Я наблюдаю, как этот выброшенный за борт фрагмент улетает в пустоту, всего лишь ещё одна искра от этого мирового костра. Вся его надежда, его милосердие, его благодать, его любовь брошены в неосвещённые пути пространства и времени. Этот хрупкий астеризм будет, по мере того как сменятся космические эпохи, медленно расти благодаря слиянию эмоций и веры, точно так же, как растут силы Хаоса.
Он ненадолго вспыхивает, всего лишь пятнышко огня на фоне окутанных пеленой булавочных уколов Млечного Пути, как новорождённое солнце или дочерняя звезда, а затем исчезает из виду.
Я глубоко поражён его самопожертвованием. Я бы заплакал, если бы мог. Я бы оплакивал своего друга. Он сделал то, что необходимо для великого будущего, и оставил себя готовым к этому временному моменту. Я всё ещё вижу его. Я всё ещё могу его разглядеть. Его непоколебимое сияние померкло. Оно потускнело и почти исчезло, но он всё ещё сияет. Он закалён для войны, безрадостный облик, фигура из безжалостного золота, более готовый к жестоким нуждам этого финала, чем когда-либо, когда он величественно поднимался с трона.
Он шагает, неумолимый и решительный, навстречу финальной встрече.
Warhammer 40000,wh40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Wh Books,Wh Other,Siege of Terra,Horus Heresy,Ересь Хоруса,Wh Past,Emperor (wh 40000),Imperium,Империум,СПОЙЛЕР
P. S Вот отрывок из ещё одной недавно вышедшей книги:
Тенебрус вздохнул. Слюна вытекала из его широкого рта и капала на пол.
- Я видел золотую фигуру, прикованную к трону. Я видел, как рвались её цепи. Я слышал плач ребёнка. Я видел, как крестовый поход Абаддона был рассеян, а армии верующих уничтожены. Я слышал предсмертные крики богов.- Он сменил позу. Его посох стукнул об пол. -Я видел конец всему, во что мы верим, если мы поведём себя неразумно, - сказал он. - Что говорят твои собственные предсказания?
-Они показывают многое, но все предвещают катастрофу, - сказал Кор Фаэрон. Точки крепления его когтей задергались. - Святые, видения, растущая волна псайкеров, неукротимость духа в Империуме, где всякая надежда должна была умереть. Ложная вера трупопоклонников сильна. Анафема пробуждается. Он больше не спит, но действует через своих слуг. И есть кое-что ещё.
Лицо Тёмного кардинала помрачнело.
- Силы даровали мне видение ребёнка. Самого ужасного ребёнка.
На кратчайший миг былая самоуверенность покинула его.
-Его приближение предвещает гибель для всех нас.
-Возвращение нашего самого непримиримого врага.
Это получается, что Император возрождается? Или его осколок?  И к чему это приведет? 
Развернуть
В этом разделе мы собираем самые интересные картинки, арты, комиксы, статьи по теме Wh Books (+388 картинок, рейтинг 3,436.5 - Wh Books)