Librarium

Librarium

Подписчиков: 169     Сообщений: 446     Рейтинг постов: 1,696.9
Статьи про вселенную Warhammer 40k, а также литература относящаяся к ней.
Развернуть

Librarium House Orlock Necromunda Imperium перевел сам ...Warhammer 40000 фэндомы 

GANGS OF HOUSE GRLQGK,Librarium,Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,House Orlock,Necromunda,Imperium,Империум,перевел сам

Банды дома Орлок


По всей Некромунде дом Орлок известен как “Дом  железа”, они владеют бесчисленными рудникамии шахтами, этому дому нет равных в добыче полезных ископаемых.  Так же Орлоки выстроили монополию на вывозшлака в Пепельную Пустошь.  Другие Дома Некромунды считают, что Орлоки  сплочены как сжатый кулак, их гангеры  хорошо организованный, экипированный и чрезвычайно целеустремленные.  Для обычного рабочего дома Орлок жизнь - это бесконечный рабский труд.  Мужчины и женщины обречены на  бесконечный труд  в тесных шахтах и рудниках, благодаря которым их хозяева получают свои богатства. Любые мысли  о восстании подавляются  “каменными” лицами надсмотрщиков,  электро-подстегателем или пси-кнутом.  Остается лишь бездумное повиновение. В отличии от этих согбенных рабочих, мужчины и женщины банды Орлок  гордо и размеренно шагают  по задымленным коридорам Дома Железа. Стать членом банды Орлоков – значит, возвысится над  забитыми рабочими, и претендовать на жизнь жестокости и личной свободы. Эти воины  рождены в огне ужасно междоусобной войны, называемой Орлоками  “Разрыв Звена” (CrusibleSchism).

Больше тысячи лет назад деспотичный режим дома Орлок привел к восстанию касты рабочих.  Хотя внешне Дом казался сильным, на самом деле он ослаб из-за самодовольства. Солдаты оказались не готовы к гневу разъяренных орд литейщиков и шахтеров. В восстании гибли тысячи, и маска железного самообладания начала спадать с лица Дома Орлок. После запроса Администрорума повсюду начались расследования (или что похуже)  Адептсус Арбитрес.  Отчаявшиеся, но хитрые главы дома Орлок  предприняли ловкий ход,подавивший восстание, заставив его работать на них.  Пропагандисты не щадя себя разжигали ненависть к конкурирующим Домам,  отряды полиции  прекратили применять жестокие меры по контролю над беспорядками, а вербовщики призывали лояльных Орлоков объединится для общего блага… и, что самое главное выступить против воображаемых агентов другого Дома. Одна за одной, группы яростных революционеров вступали в их ряды, они были вооружены и настроены против тех, кто все еще открыто противостоял  Дому. Теперь между дворянами великих Домов и недовольными массами стоял заслон из боевиков, сотен зарождающихся банд, желающих выкроит для себя кусок Некромунды. Восстание,  ударившее по слабому месту Орлоков – промышленности, было остановлено за несколько недель. Это было очищающее пламя, принесшее Железному Дому огромную выгоду. 


Связи, сформировавшиеся после Разрыва Звена (CrusibleSchism) сохраняются, и по сей день.  Каждый Орлок, вне зависимости от его низкого происхождения смотрит на горделиво шагающих среди них гангеров со смесью завести, тоски и страха.  Банды контролируют массы не только угрозами и насилием, но и надеждой на лучшее будущее – “кивок” лидера банды  - это обещание новой жизни, подальше от электро-дубинки и бесконечного труда. Однако роль банд заключается далеко не только в этом умении, они так же олицетворяют кулак  Дома Орлок, сражающийся  в постоянных стычках между великими Домами Некромунды. Они защищают огромные колоны, идущие по Пепельным Пустошам, отгоняют любопытных чужаков от чудовищных отвалов шлака на дне улья, а так же патрулируют тёмные туннели, ведущие на территорию соперников.


Жизнь в банде Орлоков трудна. У воинов Орлоков нет химически выращенных мышц  банды Голиафов, нет смертоносных технологий  дома Ван Саар или ядов Эшер. Вместо этого Орлоки полагаются на прочное оружие, сделанное в литейных цехах их Дома, и боевой дух, черпающий силу из философии “мы-против-них”. В тавернах и бандитских притонах Орлоков  прививается воинское кредо, известное как “Железное Братство”. Если кратко:  моя банда превыше Дома, мой Дом превыше всего остального.  Этому кодексу следуют все гангеры  Орлоков, от самого зелёного Джува, недавно снятого с линии переработки руды, и до самого старого стрелка  готового, отправится  в над-улей. Пренебрегаешь  кодексом – и закончишь свой путь висящей в отстойнике тушей. Следуй  кодексу - и твои братья и сестры будут сражаться, и умирать на твоей стороне.  Эта тесная связь хорошо подходит для методов войны Орлоков. Орлоки открыто  выходят в свет, уверенные в том, что их товарищи прикроют им спину на каждом шагу. Они используют автоганы, шотагны  и стабберы производства Дома Орлок, с печатью подлинности на корпусе. Надежность ценится превыше других качеств, среди Орлоков часто шутят, что оружию не способному  “плеваться” свинцом нет места в Доме Железа.  Но это не значит, что Орлоки не собирают трофеев с мертвых врагов. В убийстве врага, трофейным оружием есть некая поэтичность, не  чуждая душе Орлока. С  имеющимися запасами оружия и боеприпасов, производства Дома, банды Орлоков  хорошо оснащены  для охраны своей территории. Для этого банды обычно формируют сеть “друзей” и сообщников,  которые будут предупреждать  их о вторжениях на их территорию.  Это создает благонадежные отношения между бандой и местными слугами Дома, которые знают, что после налета гангеров  они тоже будут  иметь выгоду, собирая остатки, оставленные Орлоками.  


 вЖ Ktí i ш Ш,Librarium,Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,House Orlock,Necromunda,Imperium,Империум,перевел сам


У каждой банды Орлоков есть свои особенности  и традиции, но многие из них пошли от пресловутых Железных Черепов, огромной банды, появившейся после “Разрыва Звена”. Основатель  Железных Черепов когда-то был шахтером, известным к Чирос Ял. В течении нескольких лет воины Яла устраивали резню на пограничной территории улья Тразиор, их действия разожгли острое соперничество с Домом Делак, которое сохранилось и по сей день. Одно из его известнейших дел, это “Ashline Heist", когда Ял и его байкеры захватили бронепоезд  Делаков, и использовали его для уничтожения крупной системы снабжения между кланами. Власть Делаков в Тразиоре исчезла и Дом Орлок смог вырвать из их рук столь желанный контракт с Уланти.  В течении трёх десятилетий, Ял и его Железные Черепа контролировали линию снабжения Тразиора, на зависть всем вокруг. Преследуемые на каждом шагу убийцами Дома Делак, будучи всегда настороже Железные Черепа стали мастерами засад. Благодаря этому именно им приписывают принцип “Сжатого Кулака” – когда ни один гангер Орлоков  не путешествует один, или без оружия в руках.  Дальнейшая судьба Яла неизвестна. Некоторые говорят, что он погиб сражаясь вместе со своей командой, против превосходящих сил противника. Другие говорят, что седой и старый Ял все еще бродит по Пепельной Пустоши в поисках своей судьбы. Несмотря на все это, даже сейчас гангеры  Орлоков говорят о нем с благоговением в голосе и многие считают Железных Черепом  образцом того, что значит быть гангером в Доме Железа. 


•GUNNER' SKI SUMPDOGS HOUSEORLOCK,Librarium,Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,House Orlock,Necromunda,Imperium,Империум,перевел сам



Развернуть

Librarium Necromunda Imperium Bounty Hunter Squats Old Warhammer перевел сам ...Warhammer 40000 фэндомы 

Грендал Грендисон,

Скват хотник за головами


Как ярл Вега Рамс, прославленного клана наемников, Грендал  прилетел на Некромунду в качестве почетной стражи Вольного Торговца,  лорда Константа Геррита из династии Аркадиус. Нелюдям было запрещено входить в улей. Пока его сеньор был на приеме у Лорда Хелмавра, и наслаждался невообразимой роскошью Дворца-Шпиля. Всей свите торговца, в том числе и контингенту  Вега Рамс пришлось ждать в Башне Чужаков.  В каком-то смысле, Грендалу  повезло не оказаться на этом приеме. Крыло дворца, в котором был размещен, Констант Геррит было уничтожено конкурирующим Домом. Другим повезло меньше. Последующей чистки вынудили Грендала бежать, он нашел убежище в убогих и бесчисленных  секциях подулья.


Несмотря на ужасные обстоятельства, приведшие его в Улей Примус, Грендал Грендисон быстро привык к своей новой жизни, и добился успехов в своем новом ремесле.  Грендал нашёл  хорошо оплачиваемою работу в качестве телохранителя для различных личностей подулья.  В конечном итоге он заслужил право стать лицензированным  Охотником за Головами, и теперь служит любому, кто способен оплатить его услуги.  Грендал прославился тем, что защитил своего нанимателя от конкурента, а затем потребовал награду за голову убитого. Множество безрассудных головорезов и сейчас желает проверить, насколько хорошо Грендал орудует своим печально известным молотом. 


.¿NOLSEN, JUNTY HUNtER .*r-jarl in the famed Vega Rams ,y company, Grendl came to iiunda with the Rogue Trader Lord jtant Gerrit of the Arcadius dynasty's guard honour. But while his liege was entertained i the undreamed-of luxury of Lord Helmawr's spire-palace, the Abhuman members of his


Развернуть

Adeptus Custodes Imperium Librarium перевел сам ...Warhammer 40000 фэндомы 

Скрытые Хранители

Стражи темных хранилищ

Под Императорским дворцом заперты артефакты времен Долгой Ночи, ужасы способные уничтожить Империум. На Скрытых Хранителей возложена обязанность, стоять на страже этих хранилищ до конца времен.


Скрытые Хранители держат при себе ключи от рунных замков, открывающих путь к порталам, спрятанным глубоко под Имперским Дворцом. Лишь они одни знают, как деактивировать рунные замки не нарушив санктические круги. Они одни знают, что замки не должны быть открыты. В Темные Хранилища сдерживают ужасы способные лишить Человечество рассудка. Защитники полностью преданы мрачному долгу, более ста Кустодиев патрулируют тёмные и тихие коридоры, сосредоточено наблюдая за последними ужасами Долгой Ночи. Это бремя, что со временем приводит многих людей к безумию, хотя ни звук, ни образ неспособен покинуть запретных хранилищ, их коридоры наполняет страх. От прячущихся в тенях угрозах мороз пробегает по коже. Даже сверхлюди из Адептус Кустодес балансируют на грани, находясь в этих подземельях, чувство постоянно угрозы никогда не угасает. Все это свидетельство о невероятной дисциплине и духовной стойкости Скрытых Хранителей, они неустрашимо стоят на страже десятилетиями.

Отряды этого братства включают в себя большое количество Кустодианских Стражей, чьи клятвы защитника помогают им, сосредоточится на поставленной задаче, не обращая внимания на все остальное. Лидеры этих непреклонных стражей владеют древним оружием таинственного происхождения. Это оружие должно быт применено в качестве крайней меры, если что-то сумеет вырваться из Темного Хранилища.

Тысячи лет Скрытые Хранители выполняли свой долг, но приближение Великого Разлома все изменило. Вскипающие силы хаоса просачиваются в космос, принося с собой новые мерзости. Но хуже всего то, что некоторые ячейки хранилища опустели. Сдерживаемые в ячейках сущности и артефакты были похищены нечестивыми сущностями, желающими в очередной раз обречь вселенную на смерть. Осознавая, какой ужас осколки Эры Раздора могут сотворить, попав не в те руки Скрытые Хранители, наконец, отправляют своих воинов к звёздам. Эти войны должны предотвратить катастрофу, и они не успокоятся, пока все зловещие артефакты не будут найдены. Любая преграда, вставшая у них на пути, будет уничтожена.


Страж-смотритель

Очень немногие Щит-капитаны владеют умениями Скрытых Хранителей. Стражами-смотрителями нарекают достойнейших из числа Скрытых Хранителей, нареченных этим титулом уважают среди всех Десяти Тысяч. Стражи-смотрители – это самые сильные, неумолимые и бдительные надзиратели, они воплощение самой Терры. Кроме того Стражи-смотрители лично контролируют все операции, будь то возвращение сбежавших существ, артефактов или локализация новых угроз.

На данный момент почести Стража-смотрителя возложены на Щит-капитана Борсо Туска, он хранит этот титул уже больше полутра веков. Абсолютное бесстрашие и бдительность делают этого мрачного воина идеальным Стражем-смотрителем. Инциденты в галактике дважды вынуждали Туска покидать Терру. Но после того как Великого Разлома раскрыл свою пасть, Борсо ни разу не ступал на Тронный Мир.


Adeptus Custodes,Imperium,Империум,Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Librarium,перевел сам

Кустодианский Страж Йихарл Фелдорус Гау непреклонно стоящий в рядах Скрытых Хранителей.

Броня Гау сливается с мраком Тёмных Хранилищ, в то время как, яркий багровый покрывает левый наплечник стража, алый наряд завершает образ стража. Кустодианец Гау охраняет Тёмные Хранилища семнадцать лет, он трижды был вынужден покинуть Терру для выполнения боевых заданий. Своим клинком Гау убил Скользящего Мечтателя на Тарнусе IV , это мрачное достижение отражено именем, вписанным в его чёрные доспехи.


Развернуть

перевод Konrad Curze Primarchs много букв Night Lords Grindeath Librarium artist Emperor of Mankind Imperium ...Warhammer 40000 фэндомы 

Привет! Хочу поделиться с вами переводом первой главы из книги ' Konrad Curze: The Night Haunter '. Над данным переводом работала моя хорошая подруга по предоставленной мной книгой.


«Я знал, что ты придешь, Убийца. Я знал о том, что ты идешь, даже тогда, когда твой корабль только входил в Восточный Рукав. Хочешь спросить, почему же я тебя не убил? Потому что твоя миссия и то, что ты собираешься сделать, подтверждают слова, сказанные мною давным-давно, и теперь я не сомневаюсь в правильности своих деяний. Тех, кто ошибался, я просто уничтожал, точно так же, как твой фальшивый Император теперь уничтожает меня. Смерть ничто, когда знаешь, что оказался прав».

- последние слова Конрада Кёрза – примарха VIII легиона. 



 Глава первая 

 Тьма 

В свете меркнущей звезды в безлюдной космической пустоши вращалась мертвецки серая пустынная Тсагуальса. Планета, которой никогда не касались лучи Астрономикона. Вероятно, они никогда до неё так и не дотянутся. Эта небольшая, обезвоженная, находящаяся вдали от основных транспортных магистралей планетка никак не могла претендовать на звание чьего-то родного мира. Но, вопреки здравому смыслу, нашлись те, кто назвал Тсагуальсу - домом. 

Здесь обосновались Повелители Ночи.

Суровое место, достойное Восьмого легиона. Рождённая из раскалённого газа, Тсагуальса имела такие же шансы, как другие планеты. Но на последних этапах своего формирования она замедлилась в развитии. Жизнь на ней, как на планетах в системах с мягким, благоприятным светом солнца, так и не возникла. Поэтому Тсагуальсе, как и её новым хозяевам - таким же потомкам несовершенных родителей – оставалось лишь влачить жалкое существование.

Склонные к поэтическим метафорам Повелители Ночи даровали ей другое имя – Гнилой Мир[1]. Но нострамская поэзия – это искусство вранья, ибо нострамцы – обычные лгуны. На сухой и пыльной Тсагуальсе нечему и некому было умирать и гнить. Жрать гнилье - и подавно. Безжизненность планеты, как олицетворение вожделенного порядка, очень понравилась примарху Восьмого Легиона. Пустынные ветры со временем стирали любые следы на поверхности этого мира, скрывая их под слоями пыли. Песчаные серые дюны росли и вновь исчезали. Такой порядок процветал на Тсагуальсе веками – ничего не менялось.

Пока не явились Повелители Ночи.

Кёрз – болезнь, опухоль, дитя анархии. На необитаемый Гнилой Мир, нарушив первозданный уклад планеты, Повелители Ночи принесли мерзкий хаос Нострамо. 

Крепость, построенная для примарха Восьмого Легиона, стала единственным аванпостом – цитаделью жизни на планете. Огромный чернокаменный замок - воистину зловещее место - украшали останки жертв легиона. Однако куда более омерзительным, изобличавшим суть ремесла палачей, выглядел извращенный, жуткий образ жизни обителей замка. Десяткам тысяч солдат требовались сотни тысяч рабов. Рабы сколачивались в группы, каждая – под знаменем своего господина. Легион пребывал в состоянии сдержанной анархии. Дисциплину истощили война и безразличие. И спустя несколько десятилетий после попытки Магистра Войны захватить трон, от братства осталось лишь одно название, а последняя связь - кровные узы, когда-то объединявшие легион, быстро растворилась в безумии их отца. 

На бесплодной иссушенной Тсагуальсе Повелители Ночи ждали конца. 

Их отец собирался умереть. 

Он собирался умереть в ту самую ночь. 


Над необитаемыми равнинами в самой высокой башне, терзаемой постоянными ветрами, работал скульптор. Он напевал себе под нос песенку ныне известную не многим живым - о глупом торгаше из мирка, уничтоженного десятилетия назад. 

Скульптор остановился, отступил на шаг, чтобы оценить работу, и остался недоволен: скульптура не передавала того, что он хотел. 

На троне неподвижно, с отрешенным видом, восседал человек. Его руки железной хваткой сжимали подлокотники, а его тело покоилось в стальных объятиях трупного окоченения. Много часов ушло на создание скульптуры – на соединение тканей. Принадлежавшая когда-то живым людям плоть, из которой лепилась статуя, заменяла скульптору глину. Всего несколько часов оставалось жить создателю, но он собирал это произведение с кропотливым упорством и невероятной точностью. Но все равно статуя казалась несовершенной. 

В зале царила абсолютная темнота, настолько глубокая и непроницаемая, что лишь обладавший или сверхъестественным, или тепловым зрением сумел бы в ней хоть что-то различить. Скульптор – единственный обитатель этих мест – имел немного и того, и другого. Кроме него, никто не смог бы видеть в этой комнате, ибо не обладал бы такими глазами. 

Он - живое воплощение бога, взращённое в мире вечных сумерек. Один из двадцати необыкновенных сыновей человека, чье величие затмевало даже их заслуги. 

Звали его – Конрад Кёрз. Его отца тоже считали скульптором. В каком-то смысле. И среди множества подарков, которые Конрад получил от него, здоровая психика явно отсутствовала.

- Нет, нет, не так, - облако раскаленного газа вырвалось наружу – таким сверхчеловеческое зрение Кёрза видело его дыхание в ледяном воздухе. Пребывавший в состоянии здравого ума и твердой памяти, примарх подумал, что это странно. Мертвая Нострамо частенько утопала в духоте. Он никогда не скучал по её теплу, но жаждал её тьмы. Окружающий холод его не беспокоил, и секрет крылся явно не в наброшенном на голое тело видавшем виды коротком черном плаще из перьев. 

- Неправильно, - бледные руки, скользкие от крови, оторвали лицо статуи. Державшие его аккуратные стежки легко лопнули, и Кёрз, не прилагая усилий, вынул плоть, бросив её на пол. Мороз быстро накинулся на свою добычу. 

Каркасом скульптуры служило человеческое тело. Его примарх заранее привинтил и приколотил гвоздями к трону. Всё еще живого человека ждала вивисекция. Крики здорово оживляли атмосферу, пока страдалец бессовестно не умер. Большую часть первого несчастного Кёрз заменил: удлинил руки, добавив дополнительные суставы, к ногам пришил еще две – теперь статуя имела четыре нижние конечности разной длины и размера, разорвал тело, снабдив его дополнительным позвоночником, а голову собрал из четырех черепов. Голосом статуи стала тишина.

Легко ступая босыми ногами по ледяному полу, Кёрз отошёл. Обхватив окровавленной рукой подбородок и критически оценив свою работу, он не без сожаления признался:

- Я не могу повторить лицо. 

Примарх помнил его хорошо, даже несмотря на душевное нездоровье[2], он ничего не забыл. Но когда он попытался «воплотить в жизнь» лицо из своих воспоминаний, образ начинал ускользать, утекал как кровь в сточную канаву. Расстроенный, он сновал вперёд-назад, периодически останавливаясь и рассматривая фигуру с разных сторон. 

Единственное высокое окно не пропускало света далёких звезд, способного нарушить темноту просторного зала. Разряженный воздух Тсагуальсы, тусклое сияние её слабого солнца не позволяли большинству существ спокойно обитать ночью на поверхности планеты. Но Кёрз счёл звёздное мерцание слишком ярким, и стекла затонировали. На них нанесли некий мрачный полуночный рисунок, не пропускавший ни единого лучика. Что именно изображал витраж, сказать не мог даже примарх. Наверное, это была одна из тех картин, увидев которою, вы не уснёте до самого рассвета, а её образы еще долго будут преследовать вас, сводя с ума даже самых крепких и стойких духом. Здесь в незнании крылось милосердие. 

Обычному человеку комната казалась бы зловещей темницей, насквозь провонявшей смертью. Но будь этот человек даже слепцом, он ощущал бы Кёрза жуткой тёмной бездной в абсолютном мраке зала. 

Эти обычные, смертные, уже не ведавшие страха, люди заполонили всё помещение. Из каменных стен торчали кости тысяч жертв. К острым как бритва ребристым узорам на железном полу примерзла кровь. Разбросанные по залу, иногда сваленные кучками: руки, ноги, туловища, головы, мозги, сердца, опорожнённые от дерьма кишки двух дюжин убитых – служили основой для статуи Кёрза. Несчетное множество человеческих тел свисало с крюков в стенах, на их лицах посмертной маской застыла агония. 

В единственном чистом месте в зале стоял отлитый в виде раскрытых крыльев летучей мыши железный аналой. Сверху лежала книга в переплёте из человеческой кожи. 

- Что же делать? Что делать? – постучав черным ногтем по лицу, Кёрз вздохнул и вернулся к работе. Весь следующий час он рвал, резал, шил, если нужно, жевал плоть. Когда она становила мягкой, он лепил клейкую массу на голову, формируя основу лица. Иногда он шептал, подбирая нужные части с пола. Шипящие тональности – нострамский слыл на них очень богатым языком – змеями ползли по костям и камням, такие же тихие и ядовитые. Когда примарх отдирал плоть от смерзшихся груд трупов, по залу разлеталось чавкающее эхо. Его дыхание грохотало в тишине. Наполненный этими звуками, зал походил на логово хищника – пещеру больного, умирающего, а от того еще более опасного, льва. 

- Отец, мне кажется, Вы практически есть у меня, - кивнув в конце концов с облегчением, он принялся вносить в работу последние штрихи. 

Еще немного времени ушло у Кёрза на то, чтобы приладить выбранное лицо к конструкции из черепов. Заранее аккуратно разогрев ткани, он растягивал их зубами и руками. Решив, что лицо приняло нужные размеры, он натянул его на собранную голову как мембрану на барабан и пришил.  Кожа, воспротивившись новой форме, попыталась сжаться, но сплетённые из человеческих волос нити удержали её на месте. Довольно зашипев, примарх отошёл.

Поудобнее устроившись в дальнем конце зала, Кёрз сел на корточки напротив статуи, обхватив себя руками. Его поза напоминала завернувшуюся в крылья летучую мышь. Со времен Великого Предательства примарх стал еще сильнее походить на это животное[3]: руки заканчивались длинными цепкими пальцами, проступая сквозь кожу на спине, выпирал позвоночник, дугой изгибались ребра, под бледной кожей раскинулась паутина вен, совершенно не различимая в темноте его обители. Ни одно из этих изменений не случилось по вине Кёрза. Ни одно.

В оглушающей тишине на золотом, заляпанном кровью, троне сидела жуткая статуя. Она продолжала пялиться на примарха невидящими глазами, грустно улыбаясь растянутым ртом. 

Кёрз терпеливо ждал, когда она заговорит. Время смерти медленно приближалось. Вся его долгая жизнь, до этого казавшаяся безумным стремительным потопом, в последние часы превратилась в реку. Широкая, глубокая и спокойная она в скором времени должна слиться с морем. Потревоженная дуновением ветра вероятностей, её поверхность покрылась мелкой рябью, но река неумолимо продолжала течь к цели. Время тихо ползло.  

Кёрз оставался спокойным. Он собирался умереть здесь, в этом замке, этой ночью. Он всегда знал об этом. 

- Отец? – позвал примах. На его губах играла недобрая улыбка. 

Статуя не двигалась. Собранная из нескольких, челюсть была закреплена намертво, а лицо с перетянутыми губами – пришито накрепко. 

Кёрз ждал, пока слова ударят в разум и заставят его измученную душу вновь опечалиться. 

- Конрад Кёрз, - наконец сказал он, пока статуя продолжала безмолвствовать. Нахмурившись, он по-собачьи почесался за ухом. – Мне не нравится это имя. Почему ты меня им зовешь? 

Хаотичная конструкция из частей тел молчаливо таращилась вперед. 

- Молчишь? Хорошо, молчи дальше, - свалив в кучу остатки людей, он взгромоздился сверху. – Я хочу рассказать тебе историю, объяснить, почему ты – очень плохой отец. 

Нервный тик, прервав мерзкое хихиканье, пронёсся от левого локтя сквозь плечи к лицу, остановившись в шее. Голова Кёрза дернулась, взъерошив чёрные грязные волосы. Неожиданный рывок вызвал раздражение. Рыкнув, примарх затараторил, чтобы его речь опережала спазмы. 

- Ты ведь знаешь, что должно произойти в ближайшее время. – Кёрз настороженно наклонил голову. – Ты что-нибудь слышишь? Тишину, например? О, здесь никогда не бывает тихо. Никогда. Знаешь, почему? – спросил он тоном заговорщика.

- Конечно, ты знаешь. Ты знаешь всё! А я – тебя, - его голос дрогнул. – Мои сыновья горюют из-за моей предстоящей смерти. Я не даю им помешать, поэтому они меня ненавидят. 

Его взгляд скользнул в дальнюю часть комнаты, где лежала большая сросшаяся грудная клетка, явно не принадлежавшая обычному человеку.

- Если они попытаются остановить её – умрут. А они хотят жить. Значит, нас никто не потревожит, - ухмыльнувшись, Кёрз поспешно взял себя в руки. Ему удавалось скрывать  свою измученную суть за маской здравомыслия при встречах с сыновьями, но здесь, в беседе с отцом, чтобы не явить свое естество, требовалось приложить определённые усилия. Наметился слишком откровенный разговор. 

- Да, - Кёрз отвечал собственным мыслям, представив будто их произнесла статуя, - Сейчас ты – отец, а я – сын. Отцы должны быть сильными, а сыновьям позволена слабость, ибо отцы сильнее их. Я верю, что всё устроено именно так, - примарх моргнул. Радужки его глаз из-за сильно расширенных зрачков тонкой нитью прижимались к склерам. Усмешка покинула Кёрза лицо, теперь её место занял стыд. Несмотря на непотребное состояние, примарх казался прекрасным. 

- Отец, вот моя исповедь. Конечно, я не жду от Вас прощения, - эту фразу он произнес быстро и как можно громче на тот случай, если последнее ему всё-таки предложат. – И я никогда не прощу тебя, - примарх подавшись вперед, вытянул голову на длинной шее, а над ней свел костлявые плечи. Облаченный в плащ из перьев, он напоминал птицу-падальщика, сидящую над трупом. – Я просто хочу, чтобы ты выслушал меня.

Кёрз умолял отца. Молча. Но когда скульптура в очередной раз уклонилась от ответа, законное место на лице примарха заняла усмешка. От нервного тика опять дернулась голова. 

Нелепо захихикав, Кёрз сложил руки в молитве, воздев их к лицу: 

- Простите меня, Отец, - глумился он на ломаном[4] Высоком Готике. – Ибо я согрешил.

Ночной Призрак ждал реакции на свою глупую выходку. Когда и на это раз ничего не произошло, примарх, нахмурившись, с раздражением заявил:

- В каком порядке мне стоит вести повествование о Ваших неудачах? Хотите расскажу, почему Вашим планам суждено не сбыться, а мертвая виноградная лоза на Терре никогда не заплодоносит[5]? 

Он опять настороженно наклонил голову, вслушиваясь в нечто, доступное только ему:

- Да, да, конечно, - он кивнул. В усмешке примарха обнажились чёрные зубы. – Я тороплю события. Не стоит этого делать.

- В последний час услышь меня, отец. Вот моя исповедь, - он тихо смеялся сквозь остро заточенные зубы. - Последние слова перед приговором. 

- Давайте-ка начнем с того, как именно я здесь оказался. С момента, когда выбрался из уютной тюрьмы Сангвиния, - он присел на корточки. – Мы начнем с начала. С начала конца. 


Примечания переводчика:

1- Carrion Word –  гнилой мир, мир гнилья. 

2- damaged – здесь по контексту (фактически) повреждения психики.

3- bestial – можно трактовать как «непотребный вид».

4- rasping – все помнят про акцент?

5- bear no fruit for Terra’s dead vines – Gospel of John. 15:1-8. «The Vine and the Branches» (Евангелие от Иоанна, 15:1, здесь Христос называет себя истинной виноградной лозой. Жирный намек на божественность Императора.)


Перевод :Александра Полянских

Арт : Grindeath

////////,Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,перевод,Konrad Curze,Primarchs,много букв,Night Lords,Grindeath,Librarium,artist,Emperor of Mankind,Imperium,Империум



Развернуть

Wh Песочница Noise Marine Slaanesh Chaos (Wh 40000) Librarium ...Warhammer 40000 фэндомы 

Информативная фотография о космическом десантнике хаоса Слаанеш.

Самый первый перевод, не судите строго.
Основной арсенал оружия 1ина Слаанеш Арсенал космодесантника огромен, в него входят лазеоные пятки. болтеоы в него входят лазерные пукки. болтеры кинжалы и многое другое... Марка Слаанеш Вид сзади Вид сбоку Фронтальный вид наплечников. В начале создания персонажа узоры наплечников были
Развернуть

Wh Starship Imperium Imperial Navy Chaos Chaos Warfleet перевел сам Librarium ...Warhammer 40000 фэндомы 

Сражение при Холодном Проливе

Битва из записей Библиотеки Темпестус


Новый сценарий и экспериментальные правила для быстроходного линкора от Джона Лэмбсхеда.


Битва при Холодном Проливе произошла как часть решительных действий Боевого Флота Бакки по борьбе с участившимися рейдами сил Хаоса по всему Сегментуму. Здесь Джон Лэмбсхед описывает сражение и сценарий для отыгрыша его наряду с некоторыми экспериментальными правилами и историей одного из уникальных кораблей принимавшем в нём участие - «Худа», быстроходного линкора типа «Непобедимый».


Введение

«Душа Ненависти», линкор Хаоса типа «Опустошитель», провёл серию рейдов вглубь Сегментума Темпестус. Линкор обладал способностью легко сокрушать обычное эскортное сопровождение конвоев и локальную орбитальную оборону провинциальных миров, а потому оставил настоящий след разрушения, до предела растянувший ресурсы Боевого Флота Бакки. Старые линкоры были возвращены в строй для сопровождения конвоев, а также были сформированы целые группы из охотников за линкором Хаоса.

Одна из таких групп состояла из линкора «Принц Исский» и быстроходного линкора «Худ». Эта группа была направлена для патрулирования в ничем не примечательный суб-сектор Формис, расположенного далеко от предполагаемого курса «Души Ненависти». По правде говоря, флотилия была едва ли боеспособна - «Принц Исский» был новым кораблём, доселе не участвовавшим в боевых патрулированиях, его экипаж был неопытен, а основное оружие не было надлежащим образом проверено.

Несмотря на все ожидания, «Душа Ненависти» был обнаружен лёгким крейсером «Верующий» при проходе сквозь суб-сектор. «Верующий» следил за флотилией рейдеров Хаоса с безопасной дистанции, умело маскируясь в излучении, исходившем от кормовых двигателей кораблей Хаоса для избегания обнаружения, пока астропаты на борту имперского крейсера передавали маршрут движения врага.


Исторические итоги

Адмирал Драконис приказал увеличить скорость и начать общую погоню и «Худ» на полном ходу оторвался вперёд от своего сопровождения в попытке поразить и замедлить «Душу Ненависти», чтобы подоспевший «Принц Исский» смог догнать линкор Хаоса.

В это же время «Верующий» атаковал с тыла сопровождающий «Душу Ненависти» гранд-крейсер типа «Отвергающий», идентифицированный как «Мучение». Капитан гранд-крейсера потерял чувство важности своей задачи прикрытия линкора и с яростью проревел приказ развернуть свой корабль, чтобы заняться дерзким лёгким крейсером. В этом столкновении «Верующий» был уничтожен, однако «Мучение» потерял связь с «Душой Ненависти» и не участвовал в главном сражении, таким образом жертва «Верующего» не была напрасной.

Линкоры обменялись залпами с максимальной дистанции. Имперцам удалось добиться попаданий в «Душу Ненависти», однако линкор Хаоса неумолимо продвигался к точке Варп-перехода, по видимому не получив повреждений, в то время как «Худ», возглавляющий имперскую атаку, принял на себя львиную долю вражеской огневой мощи и понёс значительный урон.

Умело сманеврировав, Адмирал Драконис пересёк курс линкора Хаоса, оставив за кормой Имперские корабли. Он рассчитывал залпом бортовых батарей с близкой дистанции превратить носовую оконечность «Души Ненависти» в обломки, однако это был тот момент, которого выжидал лорд Аретах. Он высвободил в «Худ» шторм огня с короткой дистанции, обстреляв корабль от носа до кормы, после чего дал полный залп торпедами в борт быстроходного имперского линкора. На таком расстоянии маневры уклонения были неэффективны и пять торпед прорвались сквозь ослабленную зенитную защиту «Худа», пробив броню и сокрушив корпус корабля. Казалось, на имперском линкоре запылала каждая палуба.

Объятый ужасом экипаж на мостике «Принца Исского» наблюдал за тем, как пылает «Худ» - не было никакой надежды на то, что команда имперского линкора сможет потушить такое множество пожаров. Невероятно, но находящийся на мостике адмирал Драконис был всё ещё жив и он успел отдать последний приказ - поразить «Душу Ненависти» каждым орудием, которое ещё было способно вести огонь. Гибнущий «Худ» рвал врага вихрем снарядов, лазеров и плазменных сгустков, вырвав громадные куски из брони линкора Хаоса. Затем «Худ»взорвался дождем плазмы более горячей, нежели поверхность звезды. Из всего экипажа корабля позднее были найдены лишь трое выживших в спасательной капсуле.

«Принц Исский» поворачивал параллельно курсу вражеского линкора и обменивался с ним залпами, однако неопытный экипаж испытывал трудности в наведении орудий на врага. Новому кораблю в артиллерийской дуэли досталось сильнее и «Принц Исский», отклонившись от курса, разорвал дистанцию, выйдя за пределы радиуса поражения корабельной артиллерии. «Душа Ненависти» достигла точки перехода, погрузилась в Варп и исчезла, чтобы более никогда не быть узримой снова. Наблюдатели на «Принце Исском» были уверены, что линкор Хаоса испускал плазму из своих маневровых двигателей когда входил в Варп и предполагали, что кораблю не удалось пережить путешествие в Имматериуме.


Отыгрыш исторических сражений

Есть два важных замечания об исторических сражениях.

Во-первых - они редко так хорошо сбалансированы, как сценарии кампании. Если ваши силы меньше, чем у оппонента, то расценивайте это как вызов своим навыкам командира.

Во-вторых - сценарий исторического сражения написан с конкретными участвующими кораблями, а не с флотами, выбранными для определенного значения очков.


Отыгрыш сражения при Холодном Проливе


Силы сторон

IMPERIAL FLEET Fleet Admiral Draconis Ld 8. 2 re-rolls aboard the Huud Huud Invincible Class fast battleship Prince Issus Victory Class battleship. Leadership 6 The Prince Issus has problems with its weapons. Its lances hit on a 5+ rather than a 4+ and its weapons batteries suffer from an


Имперский Флот


Лорд Адмирал Драконис (Лидерство 8 и 2 переброса неудачных D6) на борту линкора «Худ».

«Худ» — линкор типа «Непобедимый»

«Принц Исский» — линкор типа «Победа» (Лидерство 6)

«Верующий» — лёгкий крейсер типа «Неустрашимый» (Лидерство 8)


Флот Хаоса


Лорд Хаоса Аретах (Лидерство 8, Метка Хаоса на усмотрение игрока) на борту линкора «Душа Ненависти».

«Душа Ненависти» — линкор типа «Опустошитель»

«Мучение» — гранд-крейсер типа «Отвергающий» (Лидерство 7)



Расстановка

Warp \ Gate ; Imperial ^ i Battleships ¡ / ______x’ Chaos Flotilla The Battle of the Cold Passage - Deployment,Wh Starship,Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Imperium,Империум,Imperial Navy,Chaos,Chaos Warfleet,перевел сам,Librarium

Сражение происходит в глубоком космосе системы Сенсо. Используйте правила на генерацию поля битвы «Глубокого космоса» страницы 43 из Книги правил «Battlefleet Gothic» и размещайте сгенерированные объекты в зоне отыгрыша. Линкор Хаоса «Душа Ненависти» старается уклониться от боя и движется к точке Варп-перехода на краю системы, чтобы продолжить свою кампанию террора на путях следования имперских конвоев. Лёгкий крейсер «Верующий» следует позади флота Хаоса, в то время как имперские линкоры движутся на курсе перехвата.

Имперские корабли находятся в пределах 5 ед. от длинного края поля битвы в указанных областях, а флот Хаоса расположен в 50 ед. от короткого края стола в указанной области.

Потоки Варпа особенно сильны в Холодном Проливе, поэтому в Имматериум можно войти только через особую точку перехода, именуемой Вратами Варпа. Врата - это круглая область размером с шаблон попадания орудия «Нова», расположенная на коротком крае стола. Любой корабль, входящий во Врата считается вошедшим в Варп.


Специальные правила

1. «Душа Ненависти» не может уходить в отрыв, однако любой другой корабль может попытаться сделать это.


2. «Принц Исский» имеет проблемы с вооружением - его лэнсовые орудия поражают цель на 5+ вместо 4+, а его орудийные батареи всегда смещаются на 1 колонку вправо по Артиллерийской Таблице. Пушка «Нова» функционирует нормально.


Конец сценария

Битва заканчивается, когда «Душа Ненависти» уничтожается или достигает Врат Варпа.

Когда линкор Хаоса входит в Варп бросается D6. Если выпавший результат больше или равен оставшимся Очкам Корпуса линкора, то «Душа Ненависти» считается уничтоженным в вихре Варпа и демоны питаются душами его экипажа.


Победа и поражение

Игрок за Империум выигрывает, если уничтожается линкор «Душа Ненависти».

Игрок за Хаос выигрывает, если линкор «Душа Ненависти» успешно уходит в Варп.




Источник:журнал Battlefleet Gothic №13 (Battlefleet Gothic Magazine №13)

Глосарий


«Верующий» ———— Faithful

«Душа Ненависти» — Soul of Hate

«Мучение» ————— Tormentation

«Принц Исский» —— Prince Issus

Формис ——————— Formis

Холодный Пролив —— Cold Passage

«Худ» ———————— Huud


Стоит ли мне продолжать выуживать редкую информацию о кораблях Вархаммера из старых, не переведённых источников?
Да.
40 (87.0%)
Нет.
3 (6.5%)
Воздержусь от ответа.
3 (6.5%)
Развернуть

Genestealer Cult Tyranids Imperium Librarium ...Warhammer 40000 фэндомы 

СЫНЫ ИОРМУНГАНДА

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Genestealer Cult,Tyranids,Тираниды,Imperium,Империум,Librarium
Символом Сынов Йормунганда является пожирающий себя змей. Только будучи поглощенными, они родятся заново.


Сыновья, как они себя называют, происходят из ряда зараженных космических станций, которые тянутся через Черную туманность. Они поклоняются возрождающемуся биофлоту, который проходит через сектор Таласси, как невероятно огромный змей. Используя относительную уединенность орбитальных станций, чтобы замаскировать свое распространение, Сыновья готовятся к моменту, когда сектор погрузится в хаос их вознесения. Вектор заражения, которому следуют Сыновья, обусловлен действиями флота-улья, которому они поклоняются издалека. Корабли Тиранид наполняют полые астероиды яйцевидными спорами и швыряют на планету-цель, Сыновья, спрятавшись в отсеках грузовых кораблей, тысячами прибывают им на помощь.



Развернуть

Necromunda Imperium Wh Video background Librarium Gexodrom ...Warhammer 40000 фэндомы 


Развернуть

Imperium Wh Песочница background Wh Video Librarium Rogue Trader ...Warhammer 40000 фэндомы 

Cogitator 1.0 Rogue Traders

Развернуть

Thousand Sons Chaos Space Marine Chaos (Wh 40000) Tzeentch длиннопост Librarium ...Warhammer 40000 фэндомы 

Варбанды главных нипридавателей

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Thousand Sons,Chaos Space Marine,Chaos (Wh 40000),Tzeentch,длиннопост,Librarium

THE REFLECTED ONES THRALLS OF MAGNUS The Sorcerers of the Reflected Ones view rcalspace as an imperfect mirroring of the warp, and seek to scour the galaxy of its impurities by weaving world-spanning mutagenic spells. The ranks of their enemies devolve into Chaos Spawn and braying Tzaangor herds

THE PRISM OF FATE BLADES OF MAGNUS The Prism of Pate has always prilled itself on the diversity of psychic manifestations that have been mastered amongst its ranks, as well as the variety of ways in which these warp powers can inflict death. The sect's Sorcerers are quick to unleash new forms of

THE TIZCAN HOST SECT OF THE RED ECHO The Ttzean Host is known for its shared delusion of attaining perfect purity through the Rubric of Ahriman. They are devout adherents of the Cult of Magic, and their thrallbands are perhaps the most warlike of any amongst the Legion. They announce their


Развернуть
В этом разделе мы собираем самые интересные картинки, арты, комиксы, статьи по теме Librarium (+446 картинок, рейтинг 1,696.9 - Librarium)