Librarium

Librarium

Подписчиков: 175     Сообщений: 487     Рейтинг постов: 2,082.5
Статьи про вселенную Warhammer 40k, а также литература относящаяся к ней.
Развернуть

Chaos (Wh 40000) Librarium ...Warhammer 40000 фэндомы 

«Я не знаю, кому служат мутанты, но какой-то дурацкий бог должен любить тех, кого так сложно убить» 

– Керст Вебан, командир буровой 

Мессия – отравленная планета, находящаяся вблизи от внешних границ Сумеречных миров, наиболее известна своим необычайно долгим днём и отчаянностью местных добытчиков прометия. Из-за низкой скорости вращения – вероятно, виноват в этом Вопящий вихрь – каждый день на Мессии длится год. Единственные населенные пункты здесь – города на полюсах, где царят вечные сумерки. Оттуда постоянно отправляют команды старателей, что ищут на поверхности планеты новые залежи прометия – топлива, что нужно для обогрева и производства энергии.

Странствуя по пустошам Мессии, бурильщики регулярно сталкиваются друг с другом и огромными ордами мутантов, которые постоянно бродят по поверхности и кардинально изменяются с восходом и закатом.

Так, мутанты дневной стороны Мессии это относительно умные, ловкие существа, способные использовать инструменты и даже применять в бою какую-либо тактику. Но стоит им пересечь терминатор Мессии, как от их прежнего разума не остаётся и следа: оружие выбрасывается, воспоминания будто по волшебству стираются, а тела начинают изменяться. Мутанты ночной стороны Мессии это тупые, очень выносливые твари, которые способны своим бесконечным и безмозглым натиском остановить даже самые хорошо вооруженные буровые платформы.

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Chaos (Wh 40000),Librarium


МЕКОНТА

Расположенная на северном полюсе Мессии, Меконта – город, культура которого полностью сосредоточена на физическом превосходстве, хитроумных интригах и представлении о том, что власть можно удерживать лишь силой оружия. Подавляющее большинство местных жителей – рабы. Счастливчики участвуют в кровавом спорте на городских аренах, обеспечивая развлечения. Остальные без конца восстанавливают город, так как его дневная сторона постоянно разрушается под безжалостным светом звезды.

Один из столпов общества Меконты – система управления и наследования, согласно которой право владеть собственностью и кем-то править не наследуется, а завоёвывается. Идеи воспитания и сострадания в Меконте практически отсутствуют; по достижении детьми возраста зрелости – пятнадцати лет – они проходят обряд посвящения, что состоит в изгнании из родительского дома. Когда человек умирает, его соседи сразу начинают бороться за его имущество. Доказавшие свою силу и добившиеся успеха благодаря сражениям и интригам, наследуют имущество; те, кто терпит неудачу, часто становятся рабами новых владельцев.

По улицам постоянно рыщут команды вербовщиков, разыскивая неимущих. Эти хорошо вооруженные группы проверяют документы практически всех, убивая тех, кто сопротивляется, и, выставляя тела в качестве свидетельств своего мастерства. Те, у кого не нашлось бумаг, немедленно обращают в рабов и отправляют на на рудники, прометиевоперерабатывающие заводы или вечные стройки. Город намеренно предоставляет своим рабам скверное жильё и скудные пайки, чем создаёт невероятно взрывоопасную обстановку. Многие болеют и умирают от недоедания, болезней или стихий. Сильнейшие отнимают то, что им нужно, у самых слабых. Это сдерживает рост населения, и городу не приходится заботиться о тех, кто оказался неспособен позаботиться о себе сам. Перед смертью самых слабых рабов часто отправляют на арену, где они обычно гибнут в кровавых схватках.

Конечно, столь враждебная обстановка приводит к восстаниям; бунты так вспыхывают так часто, что Меконту невозможно представить без них. Каждый землевладелец имеет оружие, намного превосходящее то, что доступно рабам. Повстанцы с дрекольём вынуждены сражаться с властями, чьи солдаты вооружены шоковыми дубинками и тяжёлыми стабберами. После того, как бунт будет подавлен – это происходит несколько сотен раз в год – его зачинщики становятся рабами и отправляются на арены. Поскольку они, как правило, хоть как-то умеют сражаться, им выдают простое оружие, чтобы они могли проявить себя в глазах публики. На аренах не только дают бои, но и награждают победителей турниров. Они получают намного больше, чем просто свободу. Триумфатор обретает место в одной из многочисленных шахтерских экспедиций города, и сможет отправиться в пустоши за прометием.

Почти все граждане Меконты заслужили своё положение в успешных экспедициях. Удачливым командирам таких вылазок, что вернулись с грузом прометия и другими богатствами, присуждаются имущественные права и гражданство – в обмен на вырученные ресурсы конечно же. Другие члены экспедиции также могут получить гражданские права, но для этого придётся пережить немало вылазок в пустоши.

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Chaos (Wh 40000),Librarium


ЗАНОК

Ветхий город Занок расположен у южного полюса Мессии. Близнец Меконты, гибнущий под лучами Ксозона и свирепыми ветрами каждый день и отстраиваемый каждую ночь. По легенде, город основала группа рабов, что не захотела возврашаться в Меконту. Легенда правдоподобна, так как в Заноке нет ни рабов, ни какой-либо центральной власти. Горожане якобы имеют полную свободу и могут жить так, как считают нужным. К сожалению, сочетание сурового природы и отсутствия центральной власти редко даёт возможность делать это.

Учитывая враждебную природу Мессии, неудивительно, что свободой, доступной всем, кто проживает в Заноке, часто злоупотребляют. Каждый, кто живет в пределах города, имеет полные и равные права, но должен уважать привилегии друг друга. Однако центральной власти нет, так что обеспечивать сохранение этих прав некому. Как следствие, идеалы, основавшие город, не воплощаются наделе.

Каждый раз, когда человек или группа пытается выстроить в городе порядок, она должна тратиться на его защиту всё то короткое время, что просуществует. В противном случае их соседи могут попытаться либо захватить их, либо присвоить часть материалов для себя. Культура зависти, жадности и насилия вытеснила идеалы уважения и личной свободы. Из-за этого Занок похож на настоящую зону боевых действий. Плохо охраняемые дома становятся жертвами банд отчаявшихся головорезов. Ценные ресурсы - включая продукты питания, топливо и воздух, пригодный для дыхания - удерживают силой оружия, стремясь использовать как разменную монету.

Подавляющее большинство наземных сооружений Занока - гореолые руины, в которых бродят голодающие мусорщики, тратя драгоценный кислород на попытки найти что-нибудь ценное. Бандиты рыщут по улицам в поисках добычи, а хорошо вооруженная охрана следит за периметром немногих обеспеченных сооружений, таких как очистныезаводы и форты.

Большинство жителей города живут ниже поверхности планеты - эта привычка появилась вскоре после основания города. В новых шахтах обнаружили значительные залежи металлических рул. Это, в свою очередь, позволило производить прометий, мастерить собственное оружие и сырьё для строительства, а также наладить обширную подземную сеть очистки воздуха для поддержания работышахт.

Со временем очистители стали самым ценным имуществом города, ибо любой, кто жил в шахтах, получает воздух, избавленный от ядов, коими полнится атмосфера Мессии. За прошедшие века почти все горожане переселились в пещеры, получившиеся из истощённых шахт. В пещерах намного безопаснее, чем над землей. Большие семьи часто охраняют определенные части каждой из искусственных пещер, гарантируя друг другу выживание и защиту. В больших гротах прохолят ярмарки, хотя кланы чаще крадут желаемые товары, а не обменивают их.

Но даже в этих охраняемых районах нужно боятся насилия или сбоев в работе очистителей. Многие граждане, пережившие бесчисленные сражения, погибли при обрушении пещер. Порой банды травили ядыми целые гроты, чтобы присвоить товары.

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Chaos (Wh 40000),Librarium


БУРОВЫЕ ЭКСПЕДИЦИИ

Оба города Мессии полностью зависит от буровых экспедиций. Без руды, содержащей прометий, города не имели бы топлива, необходимого для выживания на полюсах. Благодаря этому, местные кочевники научились поддерживать отношения с обоими городами и торговать с ними. Буровые экспедиции не могут производить запчасти или кормить себя сами – они заняты бурением и защитой от орд мутантов. Руководители экспедиций Меконты, трудятся ради гражданства и власти, а как те, кто регулярно обеспечивают Занок, просто стремятся разбогатеть.

Порой здесь появляются иномирцы, чтобы организовать собственные экспедиции или обустроить себе владения в пустошах, дабы укрепить свою мощь.В дополнение к обычным рискам, которые всегда сопровождают добычу любых ресурсов, подобных сырому прометию, на Мессии существуют другие опасности. Поверхность мира обширна, и экспедиция, которая пострадала от критической поломки вдали от полюсов, столкнётся с таковыми задолго до того, как сможет прийти помощь. Токсичная атмосфера представляет постоянную опасность; человек, который вдохнет местный воздух, вероятно, умрёт через несколько часов от ожогов дыхательных путей, оставленных кислотными соединениями. На дневной стороне планеты может быть столь жарко, что без систем охлаждения руда может воспламениться.

Как на светлой, так и на тёмной стороне планеты поверхность топчут орды почти безмозглых мутантов. Эти существа уничтожают всё, с чем сталкиваются, включая буровые машины. Ещё одна опасность для любой буровой – коллеги по опасному ремеслу, что могут устроить диверсию или даже напасть на конкурентов в надежде захватить установку или груз соперника.

Сталкиваясь с этими опасностями, члены экспедиции становятся либо настоящими товарищами по несчастью, либо жертвами. Некоторые люди быстро понимают, что такой образ жизни им нравится больше жизни в городах и становятся хим-охотниками, что в одиночку странствуют в пустынях или даже за пределами планеты. Несколько буровых групп образуют формально союзные кланы, которые поколениями работают вместе. Их массивные буровые машины становятся семейными реликвиями, которые описывают их происхождение. Именно такие кланы бродят по пустыням за пределами городов, и именно ими правят могущественные, беспощадные и свирепые буровые бароны. Борьба между соперничающими кланами может тянуться годами. И пока буровые установки переходят из рук в руки, кланы будут и дальше сражаться за превосходство друг над другом и над самой планетой.


Такова жизнь на этом суровом и жестоком мире. 

Развернуть

Librarium Chaos (Wh 40000) Wh Past Lorgar Primarchs ...Warhammer 40000 фэндомы 

Видение в паломничестве Лоргара.

Какое-то мгновение даже смотреть на свет было больно. Он был серебристым, искусственным и настолько далеким от теплого золота настоящей звезды, насколько только можно было вообразить. Прикрыв лицо от его суровой резкости, Лоргар оглядел равнину, на которую указывал Ингефель.

Очертания превратились в неровные контуры. Лоргар мгновенно узнал их, поскольку обучался здесь почти десять лет, жил среди местных обитателей и восхищался ими так же сильно, как любил народ Колхиды.

– Тизка, – произнес он слово после того, как подавил ужас. Потрескавшиеся шпили, хитроумно созданные людьми; громадные пирамиды из белого камня, светлого металла и разбитого стекла; рухнувшие городские стены, от которых остался лишь крупный щебень – это был великий просвещенный город Тысячи Сынов, поставленный на грань опустошения.

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Librarium,Chaos (Wh 40000),Wh Past,Lorgar,Primarchs

– Что за безумие я вижу? Какой обман принял столь жестокую форму?

Тизка сгорит в горниле грядущей войны. Так должно случиться.

– Я никогда не позволю этому произойти.

Позволишь, Лоргар. Ты должен.

– Ты мне не хозяин. Я никогда не уверую в бога, который управляет своими почитателями. Вера – это свобода, а не рабство.

Ты позволишь этому произойти.

– Если таково будущее, Ингефель, то я сообщу Магнусу в прошлом. Когда я вернусь в Империум, это будет первое, что сорвется с моих губ.

Нет. Это последнее происшествие в ходе просветления Магнуса. Преданный Императором, преданный собственными братьями, он перенесет свой город в варп, чтобы избежать окончательного уничтожения. Здесь он строит крепость для будущей войны.

– Что за война? – выплюнул слова Лоргар. – Ты не перестаешь говорить о предательствах, крестовых походах и битвах, словно я уже могу увидеть описываемые тобой события будущего. Проклятье, скажи мне, что это за война?

Лоргар двинулся к разрушенному городу, но Ингефель схватил егоза наплечник.

Война, которую ты начнешь, но не возглавишь. Война ради того, чтобы донести все эти истины до Империума. Ты пришел найти богов, Лоргар. Ты их нашел, поскольку они всегда имели замыслы относительно тебя. И теперь их взгляд обращен на человечество. Мы говорили Аргел Талу так же, как и тебе сейчас: человечество примет истины божественной реальности, или же его постигнет та же судьба, что и эльдар.

Лоргар оглянулся на город.

Ты всегда знал, что все кончится войной. Священный крестовый поход, чтобы принести на Терру истину. Слишком многие миры будут сопротивляться. Власть Императора над их жизнями слишком крепка и безжалостна. Анафема лишает их возможности развиваться самостоятельно, и потому они умрут –пребывая в оковах его ограниченного видения.

Примарх улыбнулся, копируя выражением слабого веселья своего генетического отца.

– А вместо порядка ты предлагаешь Хаос? Я видел, что бродит по поверхности тех эльдарских миров, что сгинули с этой великой утонувшей империей. Моря крови и города воющих Нерожденных…

Ты смотришь на империю, которая не сумела внять богам.

– Даже если так, ни один человек не примет добровольно такие ужасы.

Нет? Эти вещи кошмарны лишь для того, кто смотрит на них глазами смертного. Не признав истинных богов, человечество падет из-за своего безверия. Царства чужих разорвут Империум на части, ибо человечеству не хватает силы, чтобы выжить в галактике, которая ненавидит ваш род. Ваша экспансия угаснет и уменьшится, а боги покарают тех, кто отринул предложение истинной веры. Ваш род может принять Хаос, о котором ты говоришь, или же вкусить той же участи, что и эльдар.

– Хаос, – Лоргар посмаковал слово, взвешивая его на языке. – Это неправильное название, не так ли? Нематериальное царство может состоять из чистого Хаоса, однако он изменяется, соединяясь с материальной вселенной. Разбавляется. Даже внутри Великого Ока, где боги взирают на галактику, физические законы нарушены, однако нет чистого Хаоса. Это не беспорядочный океан бурлящей психической энергии. Не сам варп, а смешение «здесь» и «там», небесной тверди и эфира.

Примарх вдохнул наполненный пеплом воздух, ощущая, как тот щекочет горло.

– Идеальный порядок не меняется. Но и чистый Хаос никогда не выйдет на первое место. Вы хотите союза.

Он обернулся к Ингефелю. Теперь кровь текла из обоих глаз демона, пятная мех мутными зигзагообразными полосами.

– Мы вам нужны, – произнес Лоргар. – Боги нуждаются в нас. Без нас они не в силах покорить материальную вселенную. Их мощь ограничивается, когда нет молитв или совершенных во имя поклонения деяний.

Да, но эта потребность не эгоистична. Это естественное желание. Боги правят Хаосом как стихией. Варп – это все эмоции людей, переживания всякой разумной расы, проявляющиеся в виде психической бури. Он не враг жизни, а ее результат.

Лоргар глубоко вдохнул, ощутив вкус еще большего количества принесенного ветром пепла. Он ничего не ответил, поскольку мало что можно было сказать. Аргел Тал уже вернулся с этими словами, а теперь Лоргар слышал их из первых уст.

Хаос стремится к симбиозу с жизнью: Одушевленные и Нерожденные в естественной гармонии. Союз. Вера. Сила, Лоргар. Бессмертие и безграничные возможности. Ощущения, не доступные пониманию смертного. Способность испытывать сводящее с ума наслаждение от любой муки. Дар ощущать экстаз, когда тебя уничтожают. Даже смерть становится замечательной шуткой сознанием, что ты будешь возрождаться в ином обличье снова и снова, пока сами солнца не почернеют.

А когда звезды умрут, Хаос все равно выживет в холоде – такой же идеальный, торжествующий и чистый. Это все то, о чем когда-либо мечтало человечество – не иметь равных в галактике, быть всемогущими по отношению к остальным формам жизни, и быть вечными.

Лоргар больше не глядел на павший город.

– Вы сделали плохой выбор. Я польщен и горд тем, что открыл истину. Для меня честь быть избранным сущностями, которые достаточно могущественны, чтобы их можно было считать божественными в настоящем смысле этого слова. Но мне будет трудно принести этот свет человечеству. Я не могу победить в войне против бога, который восседает на Троне Терры.

Жизнь есть борьба. Ты приложишь усилия и преуспеешь.

– Пусть я даже и поверю во все это… – у Лоргара похолодела кровь. – У меня сто тысяч воинов. Мы погибнем в тот же миг, как только высадимся на Тронный Мир.

Ты привлечешь больше, освобождая мир за миром. Так записано среди звезд. После того, как ты покинешь это место, твой Легион более не будет тратить годы на созидание совершенных миров, которые почитают Анафему как Бога-Императора. Ты сокрушишь сопротивление своей пятой и возьмешь на службу новых, преисполненных веры людей. Некоторые из них будут рабами в чревах твоих боевых кораблей. Другие станут паствой, которую ты поведешь к просвещению. И еще больше попадет в прибежища генетической жатвы и переродится в легионеров.

Примарх подавил потребность выругаться.

– Мне все неуютнее слушать, как ты обсуждаешь мое будущее в столь определенных категориях. Ничего из этого еще не произошло, и может никогда не случиться. И ты так и не ответил на важный вопрос. Почему это должен быть я?

Это должен быть ты.

Его зубы сжались так сильно, что скрипнули.

– Почему? Почему не кто-нибудь из остальных? Гор? Сангвиний? Лев? Дорн?

В других Легионах каждый умрет за своего примарха и пожертвует жизнью ради Империума. Но Империум – это рак, убивающий ваш вид. Даже когда некоторые твои братья выступят против Императора, то будут сражаться за то, чтобы править Империумом. Лишь Несущие Слово умрут за истину и само человечество.

Сейчас нужно объединить веру и сталь. Если человечество станет империей, а не видом, то падет от когтей чужих и гнева богов. Таков порядок вещей. Уже происходившее раньше повторится вновь.

Источник: Аарон Дембски Боуден. Аврелиан
 * W J <J®#1SIIP r iw , wNTa 4 Я f Ш / ■ ^ ^ Йк IV - %f i im щШШШ№ v' WjjjBb в ESe^ri Jff -чЯц ЧИИ^^* l*tflH ' I *чЯН^Htt. # de Ik> ,*a^"mm'Ш^Ш > J Pj:' ЩГ* -'A 'V^qI^K ЙЦ1к ^j^jhTj^jBi ip%i ъ14& ■ ДШ *±y fr IBBti' KL ШР I 1мкШм W f ‘ ’’LjL » ж
Развернуть

Chaos (Wh 40000) Librarium ...Warhammer 40000 фэндомы 

Фурия

«Вы видели, что скрывается под этими мёртвыми водами. Что бы ни породило их в центре этого мира, оно, безусловно, ненавидит всё живое» – Джарин Колп, выживший пустоход с разбившегося корабля «Бесконечная месть» 

Адские небеса Фурии бездумно созерцают идеальный шар тёмной воды, плавающий в водовороте безумия Вопящего вихря. Неизвестно, насколько глубоки океаны Фурии; за прошедшие столетия ни одна из множества попыток достичь дна не достигла успеха. Из-за этого большинство фурийцев верят, что у Мирового океана просто нет дна. В часто повторяющихся рассказах даже говорится о том, что пустотный корабль однажды потерпел крушение и затонул, но неповреждённый спасательный маяк продолжал работать, неостановимо погружаясь в безграничные глубины долгие годы, прежде чем наконец стал слишком слаб, чтобы его обнаружили. Окончательные данные показали, что судно спустилось на глубину, которая превышает диаметр планеты, но с другой стороны оно так и не появилось. 

Небо над головой уныло, его вечный облачный покров навсегда закрыл звёзды. Известно, что необъятная пустота вызывет безумие, рождённое чувством собственной неизбывной бесполезности и ничтожности. Воды здесь недвижимы, а погода неизменна. Редкие течения не могут изменить облик океана. Воздух на Фурии всегда горячий, душный, влажный, гнетущий, преисполненный отчаяния. В нём чувствуется смутный оттенок неясного биологического испарения, что цепляется за горло, как за безответное обвинение. Стоячий воздух, равно как и местные обитатели, вызывает ощущение безмолвия и летаргии, которое преуменьшается только насилием, едва сдерживаемым под водой. 


Под поверхностью огромного океана постоянно сталкиваются природные силы, никогда не нарушающие внешнее спокойствие океана. Подводные течения способны за считанные минуты снести плавающие деревни на целые мили, при том, что поверхность океана едва взволняется. Изредка колоссальные разрывы утягивают в коварные воды целые флотилии; там истинные владыки Фурии раздирают опустошенные судна в считанные секунды, позволяя разрушенным обломкам молча тонуть в бесконечной темноте.

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Chaos (Wh 40000),Librarium

КРОВЬ В ВОДЕ

Коренные жители Фурии бродят в чернильной темноте, подобно мстительным духам, что превращают всю планету в зону неослабевающей опасности и риска. Падение в воду без защиты означает ужасную, жестокую смерть по капризной милости любого дикого существа, коими кишат местные воды. Одни из самых явных хищников Мирового океана – саблезубые акулы. Это длинные, гибкие существа с бледно-синими телами длиннее танка и массивными, мощными челюстями, украшенными мечевидными зубами. Стаи прыгающих кинжальных рыб быстро приканчивают любого, кому не повезло упасть в воду. Они способны недолго парить в воздузхе и могут выскочить из неподвижной воды и лишить небольшой корабль экипажа за один скользящий пролёт. Километры водорослевых медуз таятся в маслянистых участках по всей поверхности воды, словно выброшенные кишки в лужах густой крови. Водоросли мгновенно парализуют любое существо, которое к ним притронется, лишая его всех двигательных функций, но сохраняя при этом сознание и способность чувствовать боль. Затем крошечные паразиты и другие существа, живущие в водорослях, медленно пожирают злополучную добычу. 

Однако бесспорными владыками Фурии, несомненно, остаются левиафаны – огромные горы испорченной варп-плоти. Их длинные, аморфные тела перевиты канатами мышц, усеяны щупальцами, способными обвить целую деревню, а массивный аспидно-чёрный клюв столь крепок, что может пробить корпус космического корабля. Левиафаны нечасто встречаются на поверхности, но ужасающий прилив красноватой воды, известный как Багровый поток, часто предвещает их приближение. Никто не знает, что является причиной этого явления, хотя многие полагают, что это – ужасное свидетельство колоссальной схватки левиафанов глубоко в океане. Багровый поток – предвестник смерти и отчаяния для жителей поверхности, так как красноватая вода сводит с ума местную живность, вызывая кровожадный, бешеный и неутолимый голод. А потом из вод всплывёт ужасный левиафан – истинный владыка Фурии. 

На Фурии нет ни одного клочка сухой земли, поэтому жители, называющие планету домом, нечестивая раса людей, именуемая «островитянами», вынуждена бороться за пугающе скудные ресурсы. В отсутствие пресной воды или частых осадков жители живут своим уловом, а также собирают и выпивают кровь, что стала для них единственным способом утолить бесконечную жажду. Островитяне живут на больших плавучих лоскутных городках, построенных из разрушающихся остовов звездолётов, которые давно прибыли на Фурию. Эти люди – вырождающийся сброд, чья печальная жизнь пронизана ужасом, что они испытывают всякий раз, когда обитатели Мирового океана появляются, чтобы сожрать их. 

Плавучие города островитян кочуют по всей планете по воле течений. Эти маленькие колонии сколочены из множества разрушенных звездолётов, которые иногда всплывают на поверхность. У большинства лоскутных городов есть высокая внешняя стена из бронированных плит, окружающая внутренние жилые помещения, шаткие мастерские и голые рыночные площади, соединённые головокружительной паутиной мостков и порталов, подвешенных над открытыми лагунами внутренних отделений. Самые могучие и влиятельные плавучие города обладают небольшим количеством современного оружия, тогда как у большинство других есть лишь древнее и едва обслуживаемое. Хотя вооружение городам нужно, чтобы защитить себя от левиафанов глубин, иногда общины вынуждены сражаться друг с другом за ресурсы.

ЖАЖДА ВЫЖИТЬ  

Всё богатство жителей составлет добыча, всплывшая из глубин Фурии, так что попадись кому-то хороший улов, схватки не избежать. Как правило, островитяне сражаются самым простым оружием – обычно сделанным из металлических «костей» разрушенных космических машин. Как правило, эти сражения – кровавая мясорубка с неисчислимыми потерями, которых потом съедят обитатели океана. Редко раздающийся кашель ржавого цепного меча или лай автогана неизменно означает присутствие известного вождя или воеводы. 

Парусные суда, что строят из добытых кусков звездолётов, обеспечивают основную часть перевозок на Фурии. Там часто можно увидеть корабль с корпусом из гладкой обшивки катера или челнока, мачтами из опорных стоек или антенн больших судов, в в движение его приводит закреплённая на реях сияющая ткань гравишютов или солнечных парусов. Немногочисленные крупные моторные суда жгут скудные остатки топлива, что собирают из разрушенных кораблей, чей тёмный, размазанный след видим на мили во всех направлениях. Впрочем, даже у таких судов есть мачты и паруса, ибо горючее рано или поздно иссякнет. У самых могущественных мужчин и женщин Фурии вполне обычно найти небольшие личные «плавсредства», сколоченные из обломков обычных и реактивных мотоциклов, найденных в сырых хранилищах разрушенных грузовозов. Эти суда дают аожакам общин и рейдерским флотам большую личную подвижность в бою, а также возможность сбежать, если сражение будет проиграно. 

На Фурии очень мало ресурсов, так что сражения здесь не редкость. Впрочем, большинство общин предпочитают не драться, а воровать. Жизнь на Фурии так жестока, верность здесь встречается только внутри семей, и то не всегда. Мужчина или женщина, бросающие свою семью во аремя нужды и забирающие с собой всё, что могло помочь ей выжить – обычное дело. Неправедная трусость кажется естественнной чертой большинства обитателей Вихря, но на самом деле это лишь доктрина выживания наиболее приспособленных в её самом жестоком виде. Жизнь на Фурии полна насилия, ибо вокруг голодные хищники, а все возможные союзники готовы сбросить тебя в воду за пару патронов или кусок хлеба. Это короткая и отчаянная жизнь, отмеченная мгновениями самого чудовищного ужаса и жестокости. 

Когда на поверхность Мирового океана всплывает звездолёт или другая добыча, между общинами разгораются массовые сражения. Откуда эти обломки берутся – настоящая тайна Фурии, которую подпитывает существование левиафанов. Явное прикосновение Варпа вместе с горящим злобой умом, который сложно в них заподозрить на первый взгляд, заставляет многих предположить, что левиафаны способны путешествовать через Варп, где находят добычу и тащат на Фурию, чтобы пировать. 

Одни легенды рассказывают о бурных сингулярностях в звёздном пространстве, обширных вихрях небытия, затягивающих невезучие корабли. Эти суда попадают в сингулярность и как-то переносятся в ядро Фурии, откуда их с большой жестокостью выбрасывает в Мировой океан. Другие говорят о таинственных путях через промежутки реальности, которые связывают далекие варп-штормы с планетарным ядром, где жертвы бурь остаются дрейфующими, разбитыми и пустыми. На этих разрушенных кораблях почти всегда есть выжившие, всплывающие вместе с разбитым кораблем на милость Мирового океана и его созданий. Это далеко не всегда люди – нет ничего удивительного в злобном ксенохищнике, орочьем воеводе или крууте-формирователе, плывущем по океану только для того, чтобы отомстить островитянам, и гибнущем от рук объединившихся туземцев. 

Так или иначе, узнать, что таится в центре Фурии, невозможнно. В сокрушающем давлении и водоворотах темноты, намного ниже спокойной поверхности, некие силы, власти или явления собирают печальных и потерянных со всех концов галактики и перемещают их разрушенные, опустошённые корпуса, что всплывают из чернильной темноты. Но что вызывает это, или с какой целью (если она есть) – окутано непроницаемым мраком и находится под охраной одних из самых злобных порождений Вопящего вихря. 

ОСТРОВИТЯНЕ  

Независимо от того, живут ли они в неустойчивых лачугах плавучего города или в отчаянном экипаже рейдерского флота, изгои Фурии – это преследуемые и несчастные существа. Несмотря на отсутствие явных мутаций, они отличаются от обычных людей сутулыми спинами и равнодушным взглядом. Суровость жизни, постоянный страх перед хищниками, а также непреодолимая нужда и культура, лишённая понятий верности и альтруизма, гарантируют, что даже легчайшая искорка независимости и инициативы потухнет почти в каждом из этих безрадостных существ задолго до того, как они достигнут совершеннолетия.  

Тем не менее, будучи загнаны в угол, островитяне сражаются какдикие звери и борются до последнего вздоха. Внутри общин островитян существует стойкий миф о том, что однажды появится вождь, способный избавить их от страданий, или укротить мир, превратив его в рай для людей; легенды никогда не сходятся в деталях, но народ Фурии это не заботит. Об этом легендарном герое и его целях неизвестно почти ничего, но подавляющее большинство фурийцев верит, даже если они отказываются признать это кому-либо, кроме себя. Не раз и не два бесчестные отступники с иных планет или военные командиры использовали этот миф, чтобы подчинять города и флотилии. Зачастую они ищут конкретный остов или иную добычу, что может появится на поверхности Мирового океана, или охотятся на неуловимых левиафанов – а это пугающая затея, даже с целым флотом и населенем всей деревни под рукой.

 

Но не смотря на весь ужас, жизни определенных обитателей Фурии не столь ужасна как может показаться. Некоторые островитяне плавали слишком долго и далеко в бесконечных морях Фурии, и воды, казалось бы, приветствуют их жизнь в Мировом океане. Ходит много слухов об особенных обитателях, отмеченных величием, которые не только могут дышать под водой, но и на которых местная живность не решается нападать.

ЛЕВИАФАНЫ  

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Chaos (Wh 40000),Librarium


Эти колоссальные морские чудовища – искалеченные существа, которые могут существовать только в мире, благословенном Тёмными богами. Большинство считает, сто левиафаны – наполовину демоны, часть нечестивой коллекции порожденных Варпом тварей, что держат в ужасе огромные участки Мирового океана. Независимо от того, порабощены ли они демонами Варпа, мутировали из-за столкновения с Эмпиреями, или созданы тёмной магией, это бесспорные властители своей планеты, и нет ничего, что они не могут уничтожить.

Невероятно жестокие и свирепые левиафаны выглядят как выходцы из кошмаров, отвратительные химеры, моединившие в себе мерзкую склизкую тушу гигантского кальмара Древней Терры с первозданной дикостью огромного хищника глубин, величие древнего первородного ящера и бесчеловечный ум тёмного бога из забытого прошлого человечества. Толстые, извивающиеся щупальца тянутся во всех направлениях, и каждое способно охватить крупнейшее судно, плывущее по Мировому океану. Зазубренные клыки, покрывающие нижнюю сторону мускулистых конечностей, могут захватывать и прожевывать даже самую толстую броню. Зубы, что украшают левиафановы щупальца, можно, приложив умение и потратив время, превратить в великолепные лезвия для цепного оружия любой модели. 

Кажется, что левиафаны не придерживаются конкретной территории и свободно бродят по всей планете без чётко определенного плана. Тем не менее, они в состоянии почуять лоскутный город за несколько сотен миль и отслеживать его днями, а потом напасть со свирепостью, которая говорит о какой-то глубокой и неизменной ненависти. Только у городов, обеспечивших себя древним стрелковым оружием, есть малая надежда пережить внимание левиафана, и жестокая, насильственная смерть ждет любого жителя, который не смог убежать. Важное умение, которое успешно развивают в себе островитяне, состоит в том, чтобы понять, как скоро после нападения другое поселение совершит налёт на разрушенный город, и попробовать спасти что-нибудь полезное из обломков своего дома, не привлекая внимания бешеного существа. 

Изредка левиафаны нападают друг на друга – особенно ао время Сезонов крови. Причина этих боёв насмерть неизвестна, но левиафаны сражаются со злобным упорством, уничтожая всё на несколкьо миль окрест. Победитель никогда не съедает останки своей жертвы, но торжественно ревёт, прежде чем снова погрузиться в тихие воды Мирового океана. Огромная туша, оставленная позади, становится маяком для любого лоскутного города. Островитяне попытаются захватить её себе, но за такую гору мяса у них будет масса соперников в лице местной фауны.  

Сухожилия левиафана подобны железным тросам, и кости будто отлиты из стали, но всё это богатство уйдёт под воду, когда с туши срежут достаточно мяса

Развернуть

Nurgle Chaos (Wh 40000) Librarium ...Warhammer 40000 фэндомы 

Пиурия или же как я перестал бояться и полюбил насекомых

Пиурия подобна гноящейся ране в пустоте. Это болезненный нарыв среди звёзд, бельмо даже по сравнению с тысячами иных жутких чудес Вопящего вихря. Вечно цепляющаяся за гнилую нурглову грудь, Пиурия – яркий образец его отцовской любви. Красочное напоминание неизбежности упадка для каждого, кому довелось увидеть её.

Эта планета окутана зловонными облаками ядовитого пара. Столетия биологической и химической войны, что вели местные жители, сделали воздух почти смертоносным. Им всё ещё можно дышать, но долгое пребывание здесь убивает не хуже настоящего оружия. Самые разные газы и коррозийные примеси собираются в смертоносные сгустки, способные поглотить неосторожных в считанные мгновения.

 Под ядовитыми облаками Пиурия покрыта шрамами – наследием отгремевших войн. Поверхность пятнает смесь грязи и плоти, смешавшихся вместе под артиллерийскими обстрелами. Повсюду видны остовы ржавых танков, бронетранспортёров и других боевых машин, подобных исполинским кочкам на бескрайнем болоте гнили. Брошенные окопы и траншеи тянутся между разрушенными бункерами и кривыми насаждениями ржавой колючей проволоки.

 1 Jk •>,Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Nurgle,Chaos (Wh 40000),Librarium


Сияющие города

Почти в центре каждого континента ещё сохранились крупные здания. Руины того, что когда-то было городами, возвышаются над вечным ядовитым смогом и облаками отравляющих газов. Эти развалины резко отличаются от остальных построек на планете – когда-то они были произведениями искусства.

 Высокие башни, ныне разрушенные и обожжённые, говорят о древней истории, что ценила красоту превыше практичности. Широкие улицы и изящные площади не могли принадлежать слугам Нургла – их обитатели тянулись к искусству и совершенству. Воронки от взрывов и гниющие трупы служат ярким свидетельством, что их время давно ушло.

Живое море

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Nurgle,Chaos (Wh 40000),Librarium


Вдали от разрушенных городов с их загадочной архитектурой и вековыми тайнами, скрывается нечто куда более отвратительное. На Пиурии нет океанов. Здесь нет морей, что разделяют континенты, нет солёных глубин между землями – вместо воды берега планеты омывают моря насекомых.

Облака мерзких чешуйчатых тел несметными триллионами снуют между материками. Ни один разум не в силах осознать огромность этой массы, что ползает, летает и извивается по поверхности планеты исполинскими волнами. Эти рои враждебны любой жизни – они кусают, жалят, терзают и плюют ядом во всё, что видят, и в несколько секунд способны убить человека и содрать мясо с костей.

Чумные племена, что живут на Пиурии стараются держаться подальше от побережий, но даже большое расстояние не даёт безопасности. Не раз и не два огромные моря обрушивались на сушу как смертоносное цунами. Эти чудовищные приливные волны из щелкающих жвал и стрекочущих крылышек поглощали несчастных, что оказывались у них на пути, и учиняли немыслимые разрушения перед тем как утратить силу и рассыпаться – зачастую, пройдя по суше целые мили. Выжившие, что схоронились в наспех сооружённых убежищах, находят лишь обагрённые кровью кости и несметные миллиарды трупов насекомых.

Несмотря на жуткую участь, что ждёт каждого, приблизившегося к «морю», многие рисковые еретики пытались пробраться в его глубины. Легенды рассказывают об утраченных артефактах, устойчивых варп-вратах и других сокровищах, усыпающих дно океанов. Наделённые большей мудростью говорят о загадочных демонических ульях – колоссальных гнездах, вечно выбрасывающих омерзительных насекомых. Миллиарды личинок и куколок слепо сосут питательные соки, постепенно взрослея и присоединяясь к рою. Более того – говорят, что в глубинах таких ульев обитают чудовищные царицы, что бесконечно откладывают яйца, чтобы вечно наполнять океаны планеты, которым служат тысячи трутней и воинов.

Чумные племена

Несмотря на ядовитую атмосферу и смертоносные «океаны», на Пиурии живут люди. Население этой планеты вполне сопоставимо с другими мирами Вопящего вихря, и, как и на многих из них, оно постоянно закаляются в горниле страданий.

 Столетия назад на Пиури ясуществовали два разных народа – предки тех, что ныне стали чумными племенами и раса существ, что сейчас называют Сияющими. Кем или чем были Сияющие и что с ними сталось – по сей день остаётся загадкой, на которую нет ответа, кроме слухов и легенд. Многие верят, что они были древней и ныне погибшей расой, похожей на эльдаров, другие считают, что это просто люди из другой части галактики, затянутые в Вихрь прихотью Губительных сил.

Как бы то ни было, Сияющие были технологически развитой расой, владеющей оружием и снаряжением, не уступающим тому, что использует ненавистный Империум. Часто приходится слышать, что именно они обитали в великих городах, что стоят в центре каждого континента, и многие учёные Вихря приписывают создание этих городов им. Известно, что Сияющие враждовали с вырождающимися чумными племенами и старались держаться подальше от побережий.

Чумные племена издавна почитали Дедушку Нургла и верили, что великие живые моря созданы его божественной дланью. Изящные Сияющие города они считали оскорблением гниющему величию Нургла. Объединившиеся племена начали войну против ненавистных врагов. Поначалу технологическое превосходство Сияющих давало им огромное преимущество, а простое оружие чумных племён не могло причинить их противникам вреда. Но дары Повелителя разложения сделали его слуг чудовищно стойкими. Они могли переживать самые страшные ранения и встречать огонь Сияющих почти не чувствуя боли. Очень скоро Сияющие начали отступать. Воины чумных племен захватывали их оружие и гнали врагов вглубь городов, убивали их одного за другим и разрушали прекрасные башни. Что итоге стало с Сияющими – неизвестно; многие верят, что победоносные чумные воины просто истребили их, но есть гипотеза, что им удалось выжить, склонившись перед Повелителем мух.

После победы над Сияющими, среди чумных племён начались междоусобицы. Некогда единые племена раскололись, и разразилась вторая война, что тянулась столетиями и полыхает по сей день. Количество убитых уже не поддаётся подсчёту, но чумные воины не ведут безоглядной резни, подобно млугам Кровавого бога, и не строят изящных тактических планов с атаками и обманными ходами, в которых каждая сторона пытается достичь преимущества. Война на Пиурии неспешна – это неотвратимое шествие в забвение, мясорубка, где каждый день гибнет тысяча душ ради того, чтобы одна из сторон могла сдвинуть свои траншеи на три метра.

 Технологии прошлого давно утрачены – их заменили простые лазганы и свинцемёты, что чумные воины способны достать. Некоторое время назад противоборствующие племена, в попытке переломить ход войны, применили ужасное биологическое и химическое оружие. Эти угодные Дедушке Нурглу смертоносные коррозийные облака расползлись по всей планете и изуродовали её.

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Nurgle,Chaos (Wh 40000),Librarium

Постоянное пребывание на ядовитом воздухе, жизнь, наполненная бессмысленной и бесконечной войной и благотворные дары самого Нургла преобразили чумные племена самым чудовищным образом. Самые твратительные мутации здесь – обычное дело.

Пиурийцы покрыты гноящимися язвами, на руках и ногах у них могут расти когти, на спинах – горбы, а изуродованная плоть «украшает» каждого члена племени. Многие стали одним целым со своим оружием и снаряжением – больное мясо проросло через противогазы или обхватило спусковые крючки. Многих раздуло до огромных размеров, и они стали горами гниющей плоти или исполинскими чудовищами с когтями и сочащимися слизью мышцами.

В составе самых успешных племён начинают появляться заразные трутни. Откуда берутся эти ужасные демонические машины – загадка, но многие пиурийцы верят, что это – знак благосклонности Нургла или порождение тайных заражённых Варпом мануфакторумов. Какова бы не была правда, трутни парят по просторам планеты, сея смерть и омерзение везде, где покажутся. Эти демонические машины-гибридысобенно интересуют одного необычного обитателя Пиурии – окутанную мифами и выдумками фигуру, известную как Энтомант.

Великий коллекционер

Существо, что известно, как Энтомант, некогда было почитаемым и многознающим магосом из Адептус Механикус Биологис по имени Дерван Саар. Он входил в эксплорационную эскадру, что должна была описать и классифицировать представителей флоры и фауны, открытые во время Голгеннова крестового похода.

Поглощённый работой и свободный от эмоций и раздумий о моральности своих действий, Саар преуспевал, успешно пополняя инфохранилища эскадры тысячами новых описаний. Когда же крестовый поход завершился, и Каликсида начала принимать свой облик, эскадра Саара дерзнула отравиться дальше, чем доставал наконечник имперского копья.

 Опустошительный варп-шторм уничтожил их корабли и разбросал выживших по всей галактике. Рассыпающийся корабль Саара вернулся в реальный космос глубоко в Вопящем вихре. Корабль попал в руки пиратов-головорезов, но Саар сумел сбежать в одной из уцелевших спасательных капсул, спустившись на ближайшую планету – Пиурию. Осознав, насколько это место не подходит для долговременного существования, Саар нашёл убежище в одной из разрушенных, но до странного красивых башен. Позже техножрец встретил воинов разных чумных племён, что воевали друг с другом. Магос и сам убил нескольких и, пользуясь скудными инструментами, что у него были, сделал из них сервиторов.

 Увидев на что способен Саар, местные принялись обходить его башню стороной, считая, что она проклята призраками или яростными демонами. Магос же, впечатлённый стойкостью и болевым порогом пиурийцев, начализучать своих новых соседей. Этим он занимался до тех пор, пока не повстречался с одним из цунами, что породили живые моря. Зрелище миллиардов насекомых наполнило его почти божественным восторгом – разум магоса схлопнулся и зациклился на идее изучения живых морей и описания каждой составляющей их особи.

.ендрит.,Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Nurgle,Chaos (Wh 40000),Librarium


Ныне же, столетия спустя, существо, что зовёт себя «Энтомантом» уже совершенно сошло с ума. Пагубная атмосфера Пиурии и прихоти Вихря изменили его тело и имплантаты, обратив магоса в красочное переплетение человека, машины и насекомого. Одержимость толкнула Энтоманта заключить тёмные договоры с мелкими демонами и вождями по всему Вихрю, благодаря которым  он не умирает и получает новые образцы для исследований. Каждый, кто подвёл Энтоманта, быстро пополняет его растущую армию безмозглых автоматонов или, что ещё хуже, становится приманкой для вечно голодных морей.

Развернуть

Librarium Nurgle Chaos (Wh 40000) ...Warhammer 40000 фэндомы 

Корчащийся мир, его народы и ползучие крепости

«На смертную душу постоянно воздействует множество стимулов. Гнев, страсть, любовь, ненависть, жажда отмщения, любопытство,надежда. И сильнейшая из них, без сомнения, надежда».

-Эруктак Зловонный, проводник и вероучитель из Тучной панглоссии.

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Librarium,Nurgle,Chaos (Wh 40000)


Приближаясь к небесному телу, что в большинстве карт и описаний именуется просто «Корчащимся миром», человек испытывает горькое разочарование, что сохраняется до тех пор, пока он не коснётся поверхности. Издали Корчащийся мир мало отличается от других планет, угодивших в лапы Вопящего вихря. На самом деле, если смотреть с большого расстояния, он покажется красивым странной, искусственной красотой. Бурая поверхность планеты делает её похожей на светящийся песчаный шар, в небесах которого плывут чёрные облака. Мир окружает разноцветное кольцо, в котором пребывают четыре цветущих спутника, будто изумруды в золотой цепи. Но стоит приблизиться, как путешественник видит действительность, подобную прекрасному, распускающемся трупному цветку. 

ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠ

Первая странность, что заметит путник, оказавшийся Корчащегося мира – это колоссальное кольцо, окружающее планету. Приглядевшись, можно заметить, что оно состоит не из пыли и камня, как можно было ожидать в разумной вселенной. Каждый составляющий кольцо фрагмент – это запутанный узел живого, извивающегося мяса, чьи щупальца колышутся, повинуясь неуловимым течениям. Всё – от самых крупных астероидов до крошечных пылинок, окружающих мир, дрожит в жутком подобии жизни. 

ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠ

Четыре прекрасных спутника Корчащегося мира представляют самую интересную загадку этой системы – настолько они нормальны. Их флора и фауна примитивны, но по сравнению с бледным, мрачным миром, который окружают, они представляют собой настоящее буйство жизни. Каждый из них зелен как нефритовый глаз мясной мухи. И каждый хранит нераскрытые тайны, связывающие его с тёмным миром внизу. 

ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠ

Еретик, вошедший в атмосферу Корчащегося мира, осознает, что лететь и держать верный курс в ней непросто – воздух очень плотен, наполнен запахом гнили и играется с попавшим в его руки кораблём как капризное дитя. Каждый вдох неотфильтрованного воздуха заставляет гостя прочувствовать степень разложения этой планеты. Эти ощущения лишь обостряются, когда глазам предстает медленно меняющиеся пейзажи этого великолепного в своей отвратительности мира. 

ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠ

Поверхность планеты усеяна чем-то вроде органических щупалец самых разных размеров. Великие щупальца – это колоссальные массы дрожащей плоти, размером с континенты. На обычной планете их место занимала бы коренная порода, горы или холмистые равнины. Составляющая их плоть движется медленно, но осознанно и переливается всеми цветами радуги – от румянца жизни до гангрены смерти, что испытывает вся планета в великом танце жизни и смерти, распада и возрождения. Также ландшафт Корчащегося мира оживляют малые щупальца – они более энергичны, чем их великие собратья, и занимают нишу деревьев, подлеска и травы. Эти крепкие, стремительные отростки представляют непосредственную угрозу пришельцам. 

ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠ

Большинство обитаемых планет в этой звездной вселенной имеет моря и океаны, и Корчащийся мир – не исключение. Здесь есть блестящие озера, реки и моря, что при взгляде с орбиты заставляют планету выглядеть влажной и сверкающей. Но там, где на ином мире будет чистая и свежая вода, этот пропитан желчью, слизью, гноем и другими увлекательными телесными жидкостями. Каждый водоём здесь – это питательная среда для счастливых бактерий, что представляют невыразимую угрозу для несчастных душ, что отважатся войти в эти воды. Среди слуг Отца чумы говорят, что лишь воистину избранные Дедушкой и благословлённые Его дарами могут погрузиться с головой в эти вязкие воды и получить за это неслыханные милости от своего покровителя. 

ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠ

На Корчащемся мире нет ничего постоянного, ведь даже сама его кора вечно меняется. Здесь ничто не определено. Великие щупальца постоянно движутся, вызывая землетрясения, что могут во мгновения ока разрушить плоды трудов человеческих. Когда такие щупальца стремительно ползут под морями и озерами, рождаются огромные волны. Несметные орды водных тварей оказываются выброшены на равнины из засыхающей плоти, а рождённые на ней существа будут тонуть, унесённые потоком на другой край света. Такие случаи разрушений и потрясений здесь называют Конвульсиями – порой они могут изменить всю поверхность мира и переменить жизнь тех еретиков и других существ, что зовут Корчащийся мир домом. 

ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠ

Эту дрожащую сферу окружают бесконечные тайны и загадки. Самая притягательная из них – то, что кроется под вспаханной поверхностью планеты. Существует немало гипотез о том, что укрыто в сердце мира. За тысячелетия туда отправлялось множество экспедиций – через слои извивающейся плоти пробивало себе дорогу немало звестных еретиков Вихря. Ни один не вернулся назад с вёрдыми доказательствами того, что лежит в центре шара из гниющего, корчащегося мяса. Но отсутствие доказательств лишь подпитывает самые дикие слухи.

ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠ

Большинство тех, кто рассуждает о природе этой планеты, говорит, что в глубинах нет ничего, кроме всё новых и новых слоёв плоти – спутавшихся узлов из дрожащих живых щупалец, ложноножек и ганглиев. Возможно, что щупальца, лежащие ближе в ядру, уже мертвы или умирают, задушенные своими более энергичными собратьями. Эта теория хорошо объясняет всепроникающий, приторный запах разложения, окутывающий весь Корчащийся мир – то сама планета пожирает свою мёртвую плоть, растёт и истекает жиром, наслаждаясь лёгкой добычей. 

ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠ

Более мрачные истории говорят о целой цивилизации, что была погребена под массой плоти, а ныне терпеливо ждёт бесстрашного воина, что прорубит кровавую рану в планете, дабы раскрыть её древние тайны. Если в недрах корчащегося мира и правда найдутся следы человека, это могут быть просто останки несметных миллионов жертв, чья разлагающаяся плоть стала пищей ленивым созданиям этой планеты и частью окутывающего её зловония. 

ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠ

Самые мрачные легенды рассказывают о рождении здесь могучего существа – великого демона или, быть может, князя демонов. Мифы, что окружают эту версию, разнообразны и противоречивы. Одни говорят, что в миг апофеоза планета навечно изменилась. Другие утверждают, что планета живая сама по себе – она была создана, чтобы поглотить то, что осталось после рождения бога. Самые нечестивые легенды колдунов-королей описывают благословлённое существо, сто в миг своего возвышения подверглось космических масштабов вырождению за некий страшный провал и стало Корчащимся миром. 

ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠ

Каждая из этих версий может объяснить экологию планеты и царящий в атмосфере смрад, но оставляет ещё больше вопросов о том, что может найтись в её ядре. Не поспоришь лишь с тем, что этот мир – настоящий триумф жизни, что ползает по его поверхности и роится в небесах. Поверхность Корчащегося мира кишит всевозможными вредителями и трупоедами, коих и ждёшь увидеть пирующими на таком свежем и тучном трупе, хотя некоторые из них слишком велики или уродливы, чтобы их можно было описать словами. 

ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠ

Огромные жуки пасутся на заросших жгутиками равнинах, срезая их жвалами, которыми могли бы перекусить надвое вооружённого до зубов отступника. Стремительные кривоногие магна-вши свирепствуют в щупальчатых лесах, питаясь красным мясом самой земли и заодно пожирая всех людей и зверей, что им попадутся. Порезы и морщины планеты полны извивающихся личинок мясных мух – самых известных обитателей Корчащегося Мира, взрослые особи которых носятся в его небесах целыми роями.

ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠ

В тёмных глубинах желчных морей странствуют колоссальные, гладкие существа, что скользят сквозь студенистую жидкость, повинуясь медленным движениям плавников. Этих насекомоподобных левиафанов, нередко размером с пустотный истребитель, нечасто доводится видеть – обычно обитают в самых глубоких складках морского дна. Местные жители, однако, научились с осторожностью пересекать маслянистые моря, зная, что если их лодки из загрубелой плоти перевернутся, их всех утянет в тепловатые глубины.

ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠ

По планете проносится хаотичный вихрь вечного цикла, отчего жизнь на ней цветуща и полна энергии. Новорожденные опарыши выползают из гнёзд, вытесняют старых жуков-трупоедов и кормятся на гниющем мясе равнин, а потом взлетают в небо, быть может, унося с собой частицы мысли, кусочек сознания во вздымающиеся над головой облака. 

ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠ

Гигантские мясные мухи – каждая размером с человеческую голову – собираются в многомильные рои, что кружат в зловонном воздухе. Низкое жужжание миллионов полупрозрачных крылышек сопровождает каждого, кто вздумает пройтись по поверхности Корчащегося мира. Стоит этим созданиям сбросить коконы и взмыть в грязный воздух, как они уже никогда не опустятся наземь и не запустят когти в плоть этого мира. Они навсегда останутся в небе, став частью полуразумного роя до тех пор, пока их ссохшиеся тела не упадут вниз, дабы присоединиться к множеству иных устилающих эти пейзажи останков, что станут пищей для нового поколения паразитов, устремляющихся к свету. 

ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠ

В Вопящем вихре хватает еретиков, что верят в то, что эти грациозные клубящиеся рои содержат толику разума самого Дедушки Нургла или служат средством, через которое Губительные силы передают свои мысли и намерения. Такие стаи странствуют по планете, образуя огромные узоры, что кажутся несущими какой-то безумный смысл, а потом рассыпаются. Твёрдых доказательств тому, что в танце исполинских насекомых что-то скрыто, нет, но отсутствие определённости лишь подстёгивает отчаянных искать способ установить связь с роем. Каждый год на Корчащийся мир прибывают тысячи мужчин и женщин лишь для того, чтобы взглянуть на облака мух и погадать о смысле их передвижений. 

ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠ

Среди множества чудесных и ужасных созданий, что называют Корчащийся мир своим домом, есть суровое племя людей, что обитало на этой планете столько, сколько она пребывает в Вихре. Эти дикие кочевники используют панцири насекомых вместо брони, домашней утвари и всего остального, для чего их можно приспособить. Панцирники носят шкуры, содранные с раздутых трупных змиев, и постоянно воюют друг с другом за лучшие охотничьи угодья, скот и пруды. Поскольку сама плоть планеты – постоянный источник еды, а слизистые моря, озёра и речки – воды, панцирники обычно бывают медлительными толстяками. Впрочем, Корчащийся мир – это живое воплощение смерти, разложения и взрывообразного возрождения, а потому – благодатный источник множества болезней. Слабые панцирники умирают молодыми, а сильные и выносливые выживают. Благодаря такому естественному отбору, эти кочевники стали одними из самых стойких людей во всём вопящем вихре.

ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠ

Но на Корчащемся мире обитает и иная порода людей, что правит планетой, распоряжается племенами панцирников и даже помыкает королями-колдунами. Таковы биоманты, что слетаются на этот мир со всех концов Вихря и из-за его пределов. Чернокнижники, коим ведомы тайны жизни и смерти, сами собой тянутся на Корчащийся мир, чтобы обогатиться знаниями о плоти, изменениях и надеждах на перерождение. Многие держатся особняком, создавая себе маленькие убежища вдали от племён и других биомантов и погружаясь в тайны планеты прежде чем покинуть её. Другие же наслаждаются густым, смрадным воздухом, мягкой, податливой плотью под ногами и успокаивающим жужжанием мух над головой. Эти могущественные создания подчиняют своим прихотям целые области планеты и забавляются с жизнями панцирников как непослушные дети со своими игрушками.

 ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠ

Созданные искусством биомантии из плоти самой планеты, скреплённые генетическим материалом населяющих её паразитов, ползучие цитадели не знают себе подобных, ни в Вопящем вихре, ни за его пределами. Это массивные конструкции с гниющими дворцами, растущими в их увечных брюхах, ковыляют на шести неуклюжих белёсых ногах. Их стены составлены из толстых хитиновых пластин – таких же болезненно бледных. На этих стенах видны целые арсеналы оборонительных орудий. Нередко цитадели обстреливают окружающую местность их пушек, которые были бы под стать титану – такие орудия биоманты достают при помощи инопланетных посредников, обменивая на драгоценности, дорогие металлы, а иногда и свою несравненную колдовскую мощь и знания тёмных искусств. 

ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠ

Каждая цитадель служит своему владыке не только столицей и крепостью, но и сосредоточием его знаний и местопребыванием учеников, что прибыли на Корчащийся мир в поисках его тайн. У каждого владыки свои взгляды на то, что делать с подмастерьями. Некоторые известны тем, чтопринимают учеников, едва взглянув на них, полагая, что сама опасность изучаемого искусства отсеет слабаков и неумех. Другие устраивают жестокие испытания, заставляя любого, что жаждет обучения, совершать невозможное и решать головоломные задачи, а потом убивая их по минутной прихоти. Единственное в чём можно быть уверенным, имея дело с биомантом – то это, что сколько бы историй об успехах и неудачах не слышал кандидат, гораздо Больше людей погибло на этом пути и уже ничего не сможет рассказать. 

ᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠᅠ

У ползучих цитаделей очень разношёрстные гарнизоны. Многие мужчины и женщины, что стоят на их стенах цвета Слоновой кости – это воины с иных миров, самые сильные и Грозные наёмники Вопящего вихря. Остальные же – самые Крепкие и свирепые панцирники, набранные из соседних Племён.

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Librarium,Nurgle,Chaos (Wh 40000)

Источник: Black Crusade: Tome of Decay

Развернуть

Librarium Chaos (Wh 40000) Nurgle ...Warhammer 40000 фэндомы 

Отец Чумы

“Возрадуйтесь, дети! Ваш отец приносит надежду в самый тяжёлый час. Пусть те, кто хочет принять его дары, выйдут и получат благословения Владыки разложения. Отбросьте костыли и сомнения. Отбросьте веру в ложного хозяина, который наполнил ваши сердца ложью, печалью и сожалениями. Примите славные дары гнили и разложения. Вкусите красоты гниения и возродитесь живыми символами стойкости.”

– князь демонов Гал’Фурт, обращаясь к больным жителям завоеванного города на Кулисе VII


Во всем сущем нет ничего, что не разрушалось бы. Ни одна цивилизация не может вечно отражать атаки соперников. Ни один король не переживёт всех заговоров. Никакая жизнь не может избежать разложения. Даже Ложный император со всеми своими обманутыми рабами и тысячами техножрецов не сможет избежать разрушительного воздействия времени и окончательной гибели. Вопрос в том, что произойдет, когда наступит конец.


Нургл – вот ответ на этот вопрос.


Каждый неизбежный финал приносит столь же неизбежное начало чего-то нового. Когда катачанский шиповник ловит и пожирает неосторожного гвардейца, жизнь солдата заканчивается, но вырастает новый побег шиповника. Гнилая плоть, сорвавшаяся с руки больного бандита из подулья, остаётся в канализации, чтобы кормить чумных крыс, что влачат жалкое существование в этих тёмных, заполненных личинками туннелях. Даже вольный торговец, чей патент отозван, должен искать новые пути для торговли. Нет такого конца, который не привёл бы к надежде на обновление.


Именно из-за этого неизбежного факта жизни Нургл многим известен как Владыка всего, ибо нигде не происходит ничего, что не служило бы его целям. Воистину, нет существа, действия или результата, что не способствовал бы достижению целей Нургла. По правде говоря, Нургл может просто сидеть сложа руки и ждать, пока Вселенная не падёт в соответствии с его замыслом. Однако он не довольствуется ожиданием. У него слишком много энергии, слишком много энтузиазма, чтобы просто сидеть сложа руки. Из глубины своих владений он сеет заразу, как физические язвы, так и ядовитые идеи, которые он и его последователи затем выпускают в мир смертных. Он приветствует сопротивление тех, кто пытается отрицать его, ибо каждый раз, когда они воздвигают защиту против его усилий, он узнаёт новые способы преуспеть. Каждое лекарство порождает новую, более сильную болезнь. Каждая победа для его врагов – пиррова, ибо цена её так велика, что защитники остаются беззащитными перед ласковыми атаками вечно эволюционирующих болезней. Такова природа Нургла. Сопротивление – это саморазрушение. Перемены лишь откладывают неизбежное и не более того. Бегство и отрицание только выигрывают время ценой страдания, а время не имеет смысла в Царстве Хаоса.


Записи многих видов галактики полны сведений, что Нургл развращает и приносит гибель всем. В какой-то мере они верны, но слишком конкретны и не способны охватить всю картину. Более примитивные виды гораздо лучше понимают неоспоримую природу Хозяина неизбежности.


Жизнь – это борьба и эрозия. Встретить рассвет – значит дождаться сумерек и, в свою очередь, пережить ночь. В более широком масштабе, если бы существо могло позволить себе роскошь наблюдать за расцветом и падением империй, видеть рождение солнц и их окончательную гибель в вихревых массах космического разрушения, наблюдатель, несомненно, признал бы законное место Нургла как Пастыря предназначения.


Только любовь Нургла к гниению, болезням и разложению мешает многим принять его истину. Смертному может быть трудно принять, что гниение конечности или выпадение внутренностей – это благословение. И всё же это так. Даже дряхлый император человечества, восседающий на своем золотом троне, является свидетельством величия Нургла. Каждый день тысячи душ отдают свои плотские тела и бессмертные души этому ложному идолу в тщетной попытке сохранить его гниющее присутствие. Это проигранная битва, но боеприпасы, израсходованные в конфликте, человеческие тела, посланные на их бесполезную гибель, действительно служат цели — Цели Нургла. Каждый погибший смертный рождает новую жизнь и новую надежду. В этом круговороте и процветает Нургл. Плоть – это монета его царства, а надежды – это проценты, которые он получает за инвестиции.


Воистину, Нургл воплощает в себе природу всех вещей и тем самым заслуживает звание Владыки всего.


Источник: Black Crusade. Tome of Decay

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Librarium,Chaos (Wh 40000),Nurgle

Развернуть

Librarium Chaos (Wh 40000) Slaanesh ...Warhammer 40000 фэндомы 

Аспекты Младшего Бога

Приветствую вахактор, неоднократно встречал в сообществе разнообразные стереотипы о Слаанеш и потому хочу дать более подробную информацию о разных аспектах божества. Приятного чтения.

«Каждое мгновение ищи удовольствия, наслаждайся каждой прихотью. Пусть низшие расы чувствуют бремя своей нелёгкой жизни. Мы выше забот или волнений. Нам доступна любая сила, и для нас нет ничего запретного. Мы – истинные хозяева галактики, и все остальные
существуют только чтобы удовлетворять наше любопытство. Мы заслужили свою власть. Так давайте же вкусим плоды побед. Время само по себе наше. Мы вечны».


– переведённые глифы эльдар, найденные среди руин Храма
Небесного величия

Присутствие Слаанеш проявляется по всей галактике множеством способов. Радость родителя при рождении ребенка, гордость коммодора, чей флот успешно воплощает хитрую тактику, возбуждение сердец влюбленных, объятия любовницы, пьянящий прилив облегчения, напоминающий солдату как хорошо быть живым после неожиданной схватки – все эти ощущения доставляют удовольствие Хозяину радостей. Однако их недостаточно. Уничтожение эльдар и погоня за немногими выжившими доставляют ему огромное наслаждение, его желания куда обширнее.

Каждый вдох – это возможность почувствовать новый аромат. Каждый опрокинутый стакан – это шанс почувствовать новый вкус. На поле боя каждый удар цепного меча может вызвать никогда прежде не слышанный крик, преисполненный боли. Из своего сверкающего дворца Повелитель излишеств наслаждается каждым новым ощущением. Он наставляет и направляет жителей галактики к новым вершинам ощущений. Его божественные чувства находятся далеко за пределами того, о чём смертный может даже мечтать, но это не значит, что Слаанеш оставит галактику на произвол судьбы. Для него звёзды, планеты, и, конечно же, сама ткань реальности - это просто игрушки, которые он толкает, пихает, рвёт и связывает своей волей, чтобы выжать все ощущения, до последней капли.

Те же, кто решил служить Слаанеш, подражают ему, как только могут, ограниченные своими смертными телами и воображением. В каждом уголке галактики поклонники Слаанеш изобретают новые удовольствия и испытывают себя, пытаясь пережить невиданные доселе ощущения. Это может быть что-то низкое, подобно новой позе в плотских утехах, или создание шедевра, столь глубокомысленного, что никто из созерцающих не сможет остаться равнодушным. По настоящему вдохновлённые, однако, имеют больше игрушек. Лишь немногие имели удовольствие наблюдать, как целые отряды космодесантников испаряются под огнём титана «Покоритель». Еще меньше слышали, как миллион голосов кричит в агонии и следующую за этим тягучую тишину, в которой бомбы с нуклеиновой кислотой растворяют их плоть. Большинству не хватает ума придумать, как испытать эти прелести. Скорее всего, это невозможно даже для величайших излишеств, которые только можно вообразить в царстве смертных. Но в Царстве Хаоса возможно всё.

Красота во тьме

Говорят, что если смертный узрит хотя бы мимолетный проблеск телесной формы Слаанеш, он потеряет себя. Вся добродетель и чистота, за которые он когда-то цеплялся, будут отброшены в одно мгновение и заменены порочными желаниями тёмного и развращённого распутства. Очарованный смертный станет пойдёт на любой разврат, о котором ему шепнёт Повелитель наслаждений.

Мало кто осудит душу, попавшую в такую ловушку, ибо все рассказы о Слаанеш описывают его как воплощённое совершенство. Ни мужчина, ни женщина, но и то и другое, Тёмный князь может принять облик, наиболее приятный для зрителя, обеспечивая желание, послушание и стремление служить. Чаще всего Слаанеш изображают молодым мужчиной, полным жизни и наделённым непреодолимым обаянием. Эта внешняя красота маскирует жестокость и желание подчинить, ибо Слаанеш не нужны льстивые слова или клятвы преданности. Поклонники Слаанеш тоже используют обещания, хитрость, красоту и обаяние как оружие, чтобы заставить других выполнять их приказы. Они стремятся подчинить волю других и с её помощью достигнуть своих целей – познать новые ощущения, раздвинуть границы излишеств и достигнуть совершенства. Таковы идеалы их обольстительного бога, а боги обладают силой, способной превзойти то, на что может надеяться смертный. Слаанеш совершенен и прекрасен, но совершенство и красота – не более чем инструменты, которые он использует, чтобы воплотить в жизнь самые тёмные, самые извращённые желания и планы.

Источник: Black Crusade. The Tome of Excess (спасибо Sliznechock за источник)
Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Librarium,Chaos (Wh 40000),Slaanesh
Развернуть

Librarium Malcador the Sigillite Wh Past Imperium ...Warhammer 40000 фэндомы 

Запланированная Ересь.

Ниаста тяжело вздохнула.

– Но я чувствую в тебе иную грусть, Сибель. Ты не боишься умереть.

– Нет, не боюсь.

– Тогда говори. Я здесь, чтобы слушать.

– Я боюсь, что все зашло слишком далеко. Я боюсь, что при всем предвидении Императора и ваших мудрых советах в этой войне произошло слишком много неожиданных поворотов. И все, чего мы достигли, будет напрасным.

– Мне в самом деле больно слышать твои слова. Что мы, он и я, Империум можем потерпеть неудачу.

– Разве вы не слышите, как Великий Колокол непрерывно звонит днем и ночью? Каждый удар – потерянная душа, очередной павший слуга Империума. Когда я в последний раз видела списки потерь на одном только Бета Гармоне, счет шел на миллиарды. Миллиарды… за считанные месяцы. Это не та война, которую смертные могут выиграть, и это пугает меня больше всего. Мы может только позволить примархам убивать друг друга одного за другим и смотреть, что останется от галактики, когда… – ее прервал кашель.

– Наклонись вперед! Наклонись, моя дорогая! Старайся… старайся дышать. Вот, пей. Сделай глоток.

– Я так устала, Мал… – прошептала Сибель.

– Отдыхай, Сибель, ложись. Тебя бы утешило, если бы я сказал… Все примархи всего лишь средства достижения цели.

– Я… – Сибель тяжело дышит. – Я не понимаю… Простите меня.

– Империум не для постлюдей, но для человечества. Ты знаешь это. Ты помогала управлять ими, направлять их усилия. Легионы и их отцы – орудия завоевателя и ничего больше.

– Вы имеете в виду Громовых Воинов…

– Такие же, как они. Пылают ярко, но недолго. Но мы с Императором не могли вести Великий крестовый поход с генетически улучшенными смертными. Чтобы вернуть звезды, нам были нужны кто-то посильнее и могущественнее. А для контроля над ними была необходима продолжительность жизни Легионес Астартес, которая не имела бы ничего общего со старением и вызванной им немощью. Поверь моим словам, Сибель Ниаста, эта война всегда замышлялась в качестве последнего акта крестового похода. Мы хотели, чтобы примархи обратились друг против друга, против своего отца.

– Будь уверена, мы манипулировали каждым из них с самого момента их обнаружения, стравливая друг с другом, разжигая братское соперничество Его неравной благосклонностью. Это было не сложнее, чем расставлять фигуры на доске Хеопса. Тех же, кем нельзя было управлять… Они никогда бы не дошли до конца игры.

Сибель заплакала.

– Ах, моя дорогая, не плачь. Ты страшишься, что Император не может контролировать своих сыновей, а я скажу тебе, что эта война – средство такого контроля. У примархов своей воли не больше, чем мы им дали.

– Неужели это правда?

– Моя ошибка заключалась в недооценке истинного врага. Губительные Силы подстегнули своих чемпионов среди восемнадцати, и война началась раньше, чем мы были готовы. И поэтому каждый звон этого колокола заставляет меня задаваться вопросом: была ли эта смерть задумана нами или же это еще одна невинная душа, которую я мог спасти? Это мое бремя и я несу его, чтобы Император мог сконцентрироваться на грядущей последней битве.

– Он победит?

– Будущее не входит в сферу моих знаний. Я верю в его предвидение, мы все должны верить.

Сибель продолжала плакать.

– Я здесь, Сибель. Я здесь. Ты должна поспать. Я не уйду. Отпусти себя. Отпусти, и он поймает тебя. Даю тебе слово. Отдай себя ему.
Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Librarium,Malcador the Sigillite,Wh Past,Imperium,Империум
Развернуть

Librarium Chaos (Wh 40000) Wh Past ...Warhammer 40000 фэндомы 

Немного метафизики в ленту

– Если бы вы спросили Магнуса или одного из его Тысячи Сынов о природе варпа, вы получили бы совершенно другой ответ на то, что я вам сейчас продемонстрирую. Мистики Просперо анализируют варп как аналогию, думая, что они могут различать узоры, законы и уравнения в его движении. Хотя у него есть настроения, фазы и текстуры, варп – это закон сам по себе, и именно поэтому высокомерие Магнуса и привело его к глупости. Вы должны отказаться от любой мысли о науке, которую нужно изучать, и вместо этого сосредоточиться на концепции ритуала и веры.

Пертурабо хмыкнул, внимательно слушая каждое слово. Абаддон не был уверен, мудро ли посвящать Повелителя Железа в такие подробности. Пертурабо преуспел в усовершенствовании того, что начинали другие, и в создании чудес из ничего. Будучи вооружён более глубокими познаниями о силах, он не будет знать предела тому, что смогут вызвать его воображение и мастерство.

– Думайте о нашем месте в варпе как о взаимодействии скорее эмоциональном, чем физическом. Точно так же, как у вас и у меня есть обстоятельства, которые отделены от нашего тела – наше прошлое, наше отношение друг к другу, наш общий опыт. Их нельзя упорядочить. Их можно даже неправильно вспомнить или вообразить. Тем не менее, в варпе всё это реально, в то время как физическое нереально.

– Я не уверен, что полностью понимаю смысл сказанного тобой, но продолжай, – произнёс примарх.

– Ритуал, который мы использовали, чтобы позволить вашим братьям ступить на Терру, имел физическую составляющую и духовную. Бойня сыграла свою роль, – Лайак махнул на окружавшие трупы. – Бойня бессмысленна без эмоций. Если бы я cрубил лес деревьев, я оборвал столько же жизней, но никто не назвал бы это убийством, и я не мог использовать его, чтобы вызвать малейшее проявление сил. Смерть нематериальна, как и страх, ненависть, гнев. Это энергии варпа, питающие богов. Физическое создаёт духовное. Когда они формируются и направляются соответствующим образом, возникает связь и становится возможным переход между царствами.

– Теперь я лучше понимаю сказанное тобой, – произнёс Пертурабо. – И как появляется эта связь?

– Это искусство, а не наука, – вкрадчиво ответил Лайак. – Это вера, которая формирует всё, и рождённая в сердце преданность силам. Слова, символы и действия являются только физическими проявлениями ритуала, чтобы помочь сформировать веру, которая проистекает изнутри. Я годами изучал эти тайны, чтобы сгладить переход, но именно моя вера создаёт связь между мной и богами. Ради их благосклонности вы должны отдать себя им.

Абаддон увидел, как прищурился Пертурабо.

– Как мои братья?

– Это всего лишь один из путей. Они взяли себе покровителя и стали формироваться под влиянием своих внутренних желаний. Боги все вместе счастливы принять ваше поклонение.

– Поклонение? Боги? – Пертурабо явно боролся с этими концепциями, хотя интеллектуально или догматически их было невозможно постичь.

– Однажды вы последовали за богом, хотя Он не позволил вам называть Его так, – Лайак посмотрел на Абаддона. – Почему бы не послужить силам, которые даруют милость взамен, а не отвергают вашу любовь и преданность?

– Мы здесь с более конкретной целью, – прорычал Абаддон, чувствуя неудобство под взглядом Багряного Апостола. – Чтобы разрушить барьер, который защищает космический порт.
Лайак присел на корточки и погрузил пальцы в обнажённые внутренности лежавшего у его ног тела. Жуки разбежались, сгрудившись у ног Тифа, словно цыплята, ищущие защиты у курицы. Колдун Несущих Слово встал, вытаскивая верёвку из кишок. Она была явно больна, покрыта бледными волдырями и тёмными струпьями.

– Боги будут пировать светом Императора и тем самым погасят его. Мы должны наделить их своими молитвами и жертвоприношениями, придать им силу своей верой, отдать себя им, чтобы они могли одарить нас. Своей преданностью мы даём им энергию. Мы ступили на этот мир в благоприятное время, когда варп усиливается и физическая сила Императора ослабевает. То же самое истончение завесы между мирами, что позволило нашим кораблям проникнуть в звёздную систему, также приближает дыхание богов.

Источник: Гэв Торп: Первая стена / The First Wall
Переводчик: Хелбрехт
' *1 ¡vi Л	
	
•-	* *
	Я
'5	?
	
	Б/ ,
	KX^L,Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Librarium,Chaos (Wh 40000),Wh Past
Развернуть

Librarium Wh Past Emperor of Mankind Imperium ...Warhammer 40000 фэндомы 

Император Человечества

Крайне интересный отрывок из книги "Под знаком Сатурна".


Фо прошаркал на свою койку.


– Мы все были чудовищами. Я знаю, что я им был. Но мне просто нравилось играть. У меня была склонность к генетике и биомеханическим системам. Я придумывал вещи, просто, чтобы увидеть, куда они пойдут. Иногда это ужасало людей, и я заслужил печальную репутацию. Но что бы я ни делал, я не планировал завоевывать планету. Я никогда не ставил задачей объединение. У меня не было великого плана. Я просто играл.


Он посмотрел на Киилер.

– Я сбежал с Терры, когда увидел, что Он творил. Вы либо становились частью Его плана, либо вас устраняли. Мне жаль… просвещенных. Мне не понравилось ни то, ни другое.


– Вы сбежали с Терры, потому что вас бы наказали за ваши преступления, – сказал Амон

– Да. Несомненно, на Его условиях. Потому что единственным законом был Его закон. Я видел к чему все идет. Он бы объединил планету, так как обладал для этого силой, а отсутствие самокритики позволяло не ставить под сомнение свои намерения или средства. Меня назвали чудовищем из-за моих созданий, но посмотрите, что создал Он.

– Империум, – сказала Киилер.

– Возведенный на плечах генетических транслюдей, – пояснил Фо. – Приведенный к согласию… а, есть другое примечательное слово… отродьями, гораздо худшими, чем те, которых я когда-либо изобрел. Трансчеловеческие отродья, способные сжечь галактику. Не верите? Выгляните наружу.

– Это бессмысленно, – сказал Амон.

– Ты говоришь так, воин, – яростно заявил Фо. – Потому что ты – это Он. Часть Него, Его разума, Его воли. Я мог бы точно так же говорить с Ним, лицом к лицу, а Он никогда – я имею в виду никогда – не принимал критику. В нем никогда нельзя было сомневаться. А ты, дорогая девочка, смотрящая на меня этими пытливыми глазками, такая же. Часть Него. Ты не создана такой, но ты наполнена Его силой. Ты позволила этому случиться. Ты считаешь Его богом.

– Я знаю, что Он… – она осеклась. – Я знаю, что я знаю.

– Ты знаешь то, что Он хочет, чтобы ты знала, дорогуша.

– Император отвергал каждую попытку, – осторожно сказала она, – обожествить Его.

– Позволь мне поделиться секретом с тобой, Эуфратия, – сказал Фо, наклонившись вперед и подзывая ее. – Богов нет. Это, во-первых. Если бы они были, они бы действовали в безмолвной и безмерной тайне, их пути слишком возвышенные, что бы могли их постичь. Но есть те, кто хочет, чтобы ты верила, что они – боги. Кто, я бы сказал, хочет быть богами. И каков их первый шаг к этой цели? Они отвергают себя. Они принимают смиренную позу и заявляют «Я – не бог… даже если вы так думаете». Это психологический путь к воспитанию веры. Я видел, как он начинал все эти годы назад. Я знал, что однажды Его провозгласят богом. Он, в сущности, обладает безмерной силой. Он станет богом, нравится ему это или нет. Божественность – это абсолютный инструмент контроля. Это вершина тирании. Ваших последователей влечет вера. Слепая вера. Вам больше не нужно быть разумным, больше не нужно оправдывать ваши действия. Вы слепо следуете. Если вам, как и Ему, безразлична критика и сомнения, это желанное состояние.

– Он отвергал… – не отступала Киилер.

– Ты все еще веришь! Об этом я и говорю! Чем больше он отвергает божественность, тем больше ты веришь! Ты не оцениваешь тот факт, что Он, по сути, человек, ты принимаешь отсутствие факта, потому что слепая вера устраивает тебя. Скажи, Он говорит тебе, любому из вас, в чем заключается Его план? Его замысел?

– Нет.

– Ну, вот видишь. Потому что тогда ты поймешь. Все, что достаточно просто для понимания недостаточно могущественно для поклонения. История религии должна была показывать вам это.

– Император другой, – сказала она.

– Только в том, что Он больше, Эуфратия, – сказал Фо. – Могущественнее чем любая версия той лжи, что появлялась ранее.

Он устало вздохнул и натянул грязное одеяло на ноги.

– Человечество, по моему опыту, – сказал он, – и думаю, мы можем, по крайней мере, признать, что у меня опыта больше, чем у большинства… Человечество доказало свою патологическую неспособность учиться на собственных ошибках. Оно беспечно помнит свидетельство истории, но не применяет знания, полученные от нее. Эпоха Раздора была жутким временем, вызванным борьбой человека с человеком. Те немногие из нас, кто прожили и пережили ее, независимо от сыгранной роли и совершенных преступлений, мы все смотрели на нее последние годы того ужаса и говорили «никогда больше». Никогда больше мы не сделаем такое с собой. Но, всего несколько столетий спустя, Терра на грани падения, Терра и галактика с ней, от рук спроектированных людей, обратившихся против своего создателя. Эта осада, ваша война, вызвана внутренними причинами.
Он опустил голову.

– Нам следовало быть лучше, – тихо сказал он. – Но мы никогда не учились.

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Librarium,Wh Past,Emperor of Mankind,Imperium,Империум

Развернуть
В этом разделе мы собираем самые интересные картинки, арты, комиксы, статьи по теме Librarium (+487 картинок, рейтинг 2,082.5 - Librarium)