Blood Angels Space Marine Imperium Terminator Squad space hulk Wh Games Wh Other genestealer Genestealer Cult Tyranids ...Warhammer 40000 фэндомы 

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Blood Angels,Space Marine,Adeptus Astartes,Imperium,Империум,Terminator Squad,space hulk,Wh Games,Wh Other,genestealer,Genestealer Cult,Tyranids,Тираниды
Развернуть

Wh Other artist Lutherniel Space Marine Imperium Adepta Sororitas Ecclesiarchy ...Warhammer 40000 фэндомы 

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Wh Other,artist,Lutherniel,BolterToKokoro,Space Marine,Adeptus Astartes,Imperium,Империум,Adepta Sororitas,sisters of battle, сестры битвы,Ecclesiarchy
Развернуть

...Warhammer 40000 фэндомы 

Отрывок взят из сапплемента 6 редакции, посвященного Имперским Кулакам.

Войдя в Палату Бури Лисандер увидел, что гости его уже прибыли. Приглашение они приняли с рвением, которое капитан принял как знак того, что все еще пользовался их уважением.
- Я знаю где находиться Сшон’ту, - без преамбулы сказал Лисандер. Его пальцы сомкнулись на чаше с амброзином. Его гостям были предложены такие же, правда, как заметил Лисандер, чаша Тихо была уже пуста. – Выступите ли вы со мной?
- Неужели гордый Лисандер наконец то просит нашей помощи, - с едва заметным весельем спросил Тихо.
- Нет, я предлагаю шанс отомстить, - Лисандер замолчал, обдумывая свои следующие слова. – Но, если бы я просил о помощи, я не могу придумать других воинов кроме вас к кому бы я обратился.
Губы Тихо растянулись в понимающей улыбке. Он ничего не сказал, но Лисандер знал, что ему не удалось обмануть Кровавого Ангела.
Имперский Кулак перевел свое внимание на Сикария. Ультрамарин медленно кивнул:
- Для меня будет честью сражаться с тобой еще раз, брат. Мы будем там.
- А ты? – Лисандер спросил у Тихо, который теперь даже не пытался скрыть улыбку.
- Само собой мы присоединимся, - ответил Кровавый Ангел, - Я никогда не прощу себя, если лишу Като честь сражаться бок о бок с нами во второй раз.
Выражение лица Сикария помрачнело. Лисандер не был уверен, обиделся ли Ультрамарин на издевку или фамильярность обращения. В любом случае, Сикарий выбрал не вестись на провокацию.
Лисандер одобрительно хмыкнул, в основном для того, что бы скрыть собственную улыбку, после чего высоко поднял чашу:
- В таком случае, во имя наших примархов и нашего Императора, я дарую вам отмщение.
Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы
Развернуть

Blood Angels Space Marine Imperium wh humor Wh Other ...Warhammer 40000 фэндомы 

lavozdehorus.com (icatrix Maledictum separates the Blood Angels from the rest of the Empire PEACE BROTHERS. THERE IS NOTHING TO FEAR. UE HAVE ALREADY OBLITERATED SUCH MENACES BEFORE. YOU'LL SEE. I HAVE CALLED BROTHER CORBULO IN ORDER TO TELL US WHICH VISIONS HE HAS HAD. IT WILL NOT BE SO
Развернуть

Blood Angels Space Marine Imperium sanguinius Primarchs ...Warhammer 40000 фэндомы 

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Blood Angels,Space Marine,Adeptus Astartes,Imperium,Империум,sanguinius,Primarchs
Развернуть

Alpharius Primarchs Miguel Iglesias ...Warhammer 40000 фэндомы 

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Alpharius,Primarchs,Miguel Iglesias
Развернуть

Blood Angels Space Marine Imperium что то вроде перевода ...Warhammer 40000 фэндомы 

Гай Хейли, Опустошение Ваала.

В нескольких десятках метрах от Данте стоял самый крупный тиран улья из всех, которые он когда-либо видел. Тварь, стоящая на изогнутых назад лапах, была выше дредноута. Из труб на её спине извергались красные облака пор. С ее «руками» были связаны четыре столь же огромных меча. Сын Сангвиния слышал о таких созданиях, биче галактики, воплощенном разуме улья.

Командор Данте стоял лицом к лицу с Повелителем Роя.

Его восприятие сосредоточилось на чудовище. Реальность вернулась в норму, его видения были отброшены силой разума улья. Прошлое уступило место настоящему. Орда разбилась на кусочки. Вой его обезумевших воинов был рассеян и так изолирован… вряд ли их осталось много.

В глазах монстра горел древний и могучий разум. Каким бы старым сам Данте ни был, но по сравнению с тем, что глядело на него через немигающий взор чудовища, командор чувствовал себя младенцем. Он ощущал, что на него смотрят два создания. Сам зверь и то, что его контролировало. Они были разделены, но, тем не менее, едины. От них исходила всесокрушающая психическая мощь, настолько колоссальная, что охватывала галактики. Там было изящество и ужасающий интеллект, но все это перевешивал беспредельный, вечный голод.

В тот момент, в которой человек и монстр смотрели друг другу в душу, Данте было жаль Повелителя Роя. На фоне голода разума улья Красная Жажда выглядела незначительной.

Из горла чудовища донеслось недовольное урчание. Пучки мышц, видимые в прорехи хитиновой брони, сократились; это было все предупреждение, которое получил Данте. Не было показной угрозы, никакого рыка, чтобы запугать, оно просто ринулось в атаку. Разум улья был эффективен.

Несмотря на свой размер, Повелитель Роя двигался с ошеломляющей скоростью. Из-за особенностей ксеноанатомии, его движения было сложно предугадать. Данте обнаружил, что отбивается от расплывшихся очертаний зазубренных костей. Кристальные вены поблескивали на клинках, вырабатывая мерцающее энергетическое поле, с которым командор не был знаком.

Топор «Морталис» и оружие Повелителя Роя встретились с громовым раскатом. Данте отшатнулся от удара, но восстановил равновесие при помощи краткого выброса из своего прыжкового ранца и едва уклонился вправо от возвратного удара двух левых мечей Повелителя Роя. Командор активировал свой ранец на полную мощность, сделав краткий прыжок назад, и в этот самый момент мечи правых конечностей ударились в песок там, где Данте стоял за секунду до этого. От окутывающего клинки энергетического поля песок взорвался.

В тот момент, когда зверь опустил свое оружие, командор быстро выстрелил из пистолета «Погибель». Меткость Данте была отточена столетиями тренировок. Мельта-луч, оставив за собой линию бурлящего воздуха, врезался в левый нижний локоть Повелителя Роя. Дым от взрыва донес до Данте вонь горелого мяса, лапа твари повисла.

Но тварь не издала крика боли. Когда она надвигалась на командора, ее бесполезная рука волочилась по земле. Без каких-либо, свойственных человеку, эмоций, она отсекла искалеченную конечность и снова ринулась в бой. Данте совершил еще один прыжок, турбины его ранца работали на полную. Он кинулся вниз, собираясь ударить и отступить. Всплыли индикаторы топлива, но Данте проигнорировал их, оставшись в воздухе и уклоняясь от ударов костяного меча, делая точно выверенные выстрелы. Его выстрелы оставили на панцире Повелителя Роя десятки дымящихся шрамов. Ксенос ответил оглушающим штормом психически созданного ужаса, который не произвел на повелителя Космического Десанта ни малейшего эффекта, так глубоко Данте погрузился в Жажду. Она росла в Данте до того момента, пока он не встал на пороге Черной Ярости — ямы, из которой было уже не выбраться. Командор поборол желание наконец-то броситься в нее. Сила, которую бы ему подарила это последнее, отчаянное решение, была бы невероятна, но разум бы померк, а сам он бы сгинул. Он не отбросит последних крох самоконтроля до того момента, как эта тварь будет убита. Он должен знать, что она действительно мертва.

Командор сфокусировался на своей ненависти, на своем желании убивать, на необходимости лично срубить голову этого ксеноса с плеч и швырнуть ее на песок.

Наиболее толстой броня Повелителя Роя была на плечах, голове и спине. Они сражались уже очень долго, Данте нанес столько ударов, что острие его легендарного топора потускнело, а из его источника питания валил черный дым. Все его мастерство сумело пролить лишь немного крови. Повелитель Роя атаковал его с неослабной мощью.

Данте нужно было как можно скорее нанести решающий удар. Выносливость Повелителя Роя превосходила его собственную, а удачный удар мог прервать борьбу до того, как это сделала бы усталость. И Данте нырнул еще один раз, низко держа топор, подражая кавалеристу, пригнувшемуся в седле, для того, чтобы ударить саблей. Уклоняясь от опускающихся костяных мечей, он нанес продольный удар по морде возвышающейся твари, попав по глазу. Командор был немедленно ослеплен роем красных микро-существ, извергающихся из спины твари и вынужден был приземлиться.

Оба бойца стали лицом друг к другу. Хитин вокруг правого глаза монстра был рассечен, оголяя кость. Его щека была влажной от ихора и жидкостей из раны.

Данте холодно улыбнулся: - Я заберу твой второй глаз, а затем убью тебя.

Вместо ответа Повелитель Роя пронзительно взвыл, психическая атака сфокусировала многоголосье разума улья в концентрированный ментальный удар. Данте отшатнулся под объединённым звуко-псионическим ударом. Внутри его что-то травмировалось. Командор почувствовал кровь в своем горле. Его разум пострадал сильнее, чем тело и повелитель Кровавых Ангелов отступил назад, шатаясь и волоча топор по песку.

Повелитель Улья воспользовался шансом и снова ринулся на командора. Данте бросился вверх, но, уже приближаясь, тварь выпустила на Данте новые волны психической атаки, метнув копье псионической энергии, которое прорезало воздух, пробило броню и вонзилось в ногу, оборвав полет Данте. Командор упал на землю с такой силой, что хрустнули кости. Его лицо врезалось в шлем, нос был сломан. Ореол поля ужаса вокруг золотой маски Сангвиния замерцал и

исчез, разбросав после себя легкую рябь психической энергии. Силовое поле железного венца с хлопком отключилось.

Существо проревело еще раз. В душе Данте померкло его сознание самого себя. Мир перед его глазами потерял четкость. Та энергия, которую ему давала жажда была похищена. Пригнув голову и приготовив три меча к бою, Повелитель Улья бросился в атаку. Данте пришел в себя как раз вовремя, чтобы, все еще оставаясь на спине, активировать свой прыжковый ранец. Турбины на высокой скорости протащили его по древнему рокриту и песку посадочных полей, извергая снопы искр из его брони, каждая система которой издавала предупредительные сигналы.

Второй удар, от которого помутился разум, настиг его, когда он врезался в остов Лэнд Рейдера. Диагностические системы его прыжкового ранца взвыли, сообщая об опасности, в шлеме замерцали красные руны. Подумав, командор отсоединил свой ранец, высвободившись от его веса в тот момент, когда Повелитель Улья врезался в остатки танка с такой силой, что поднял их в воздух. Тиранид быстро развернулся к нему, раздробив прыжковый ранец Данте в море огня и раздавливая метал своими широкими копытами. Лэнд Рейдер снова упал на землю.

В шлеме Данте прозвенело еще больше предупреждений. В стандартной боевой броне реактор заменял прыжковый ранец, повторяя многие из его функций, вместе с тем предоставляя ограниченную способность к полету. Без него Данте остался в комплекте брони, имеющем только остаточную энергию.

У него остались секунды боевой эффективности - в лучшем случае. Срочные предупреждения от батареи требовали его внимания, столбцы обозначения быстро падали до красных.

Повелитель Улья закричал. Психически созданный ужас атаковал разум Данте, пытая его отчаянием. Без страха, Данте проревел в ответ.

- Я повелитель крови, - сказал он, срываясь в бег. Предупреждения от его умирающей броне звенели в ушах. – То, что я делаю, я делаю для Того, Кто создал меня. У меня нет никаких личных амбиций. Я не ищу славы. Ни спасения души, ни покоя моему телу. Я не чувствую страха.

Повелитель Роя яростно замахнулся на Данте. Тот ответил ударом, разбив костяную саблю. Густые жидкости чужака выливались из разломанного клинка. Глаза, расположенные на его рукоятке, начали бешено вращаться и меч завизжал.

- Кровью Его я спасен от себялюбия плоти.

Повелитель Роя даже не заметил смерти симбионта. Он продолжил удар вниз, остатки меча ударили Данте под нагрудником и пробили его. Комбинация из инерции командора и невероятной силы тиранида вогнали обломок кости глубоко в тело Данте. Этот обломок пробил второе сердце, процарапал позвоночник и вышел снаружи.

Существо прорычало звук, который мог обозначать триумф у любого другого вида. Внушительное наступление Данте было остановлено. Глубоко дыша, Повелитель Улья оторвал командора от земли, не обращая внимание на вес тела и доспехов.

Теплая кровь текла внутри поддоспешника Данте. Из оружия Повелителя Улья просачивались токсины, посылая по его нервам паукообразную агонию.

- Его Кровью я возвышен, - это был конец. Он начал Морс Вотум.

Повелитель Роя высоко поднял его, победно вопя, и замахнулся лапой, чтобы стряхнуть Данте с обломка меча и покончить с ним на песке.

Пена-консервант вытекала из брони командора, плотно прилепив его к остаткам клинка твари.

- Кровью Его я служу.

Зверь колебался всего лишь долю секунды, но этого было достаточно. Когда оно подымало два оставшихся меча, чтобы рассечь Данте пополам, командор поднял свой пистолет «Погибель». Броня умирала, ее системы чахли от энергетического голода, с каждой секундой она становилась все тяжелее, пока жизнь покидала тело Данте. Его рука не дрогнула.

- Свою жизнь я отдаю Императору, Сангвинию и человечеству, - произнес он нараспев. Лицо Повелителя улья отражалось в померкшем металле маски Данте.

Лицо Сангвиния безмолвно кричало в разум улья.

Большим пальцем Данте отключил предохранитель своего пистолета.

- Мое служение окончено. За это я благодарю. Моя жизнь закончена. За это я благодарю. Кровь возвращается к крови. Другой примет мою ношу. За это я благодарю.

Он в упор выстрелил в лицо Повелителя Улья. Плоть зверя расплавилась и испарилась под действием сверхперегретого потока. Первый из костяных мечей отскочил от брони Данте, прочертив длинные борозды на украшениях. Кровавые камни выпали из своих креплений. Но рука Данте не дрогнула. Аккумулятор пистолета раскалился от тепловой отдачи так, что через керамит обжег кожу. Но командор все равно не отступил. Плавящий луч пробился через органическую броню существа. Термические биогели вытекали из полостей в хитине, но они не могли остановить луч «Погибели». Оружие было белым от перегрева. Повелитель Улья отшатнулся назад. Крики сменились бульканьем, когда язык твари запекся внутри головы. Отчаянно пытаясь освободиться от Данте, зверь неловким движением отсек собственное запястье. Когда костяной осколок при ударе о пол сместил органы, Данте ненадолго потерял сознание от боли. В себя он пришел, уже лежа на земле.

Рядом с ним упал на колени повелитель улья. Его движения были слабыми. Издавая тихое, скорбное урчание, он упал вперед, его грудь проседала. Воздух свистел в его дыхательных отверстиях, но потом перестал. Данте повернул голову. Олин из костяных мечей лежал вблизи его лица. Глаза на эфесе с ненавистью смотрели на командора, прежде чем потухнуть. Зрачок расширился. Меч также умер.

Данте сделал болезненный вдох. В его легких булькала жидкость. Все его тело болело от тиранидской отравы.

Он умирал.

Вместе с кровью из его тела вытекала и ярость, оставляя его с болью и ясными мыслями.

Небо прояснялось. Красные и золотые разводы варп-шторма растаяли словно дым, явив холодную ночь, полную звезд. Ваал Прайм и Секундус продолжали свою бесконечную, космическую игру в догонялки, одна

луна скрывалась за горизонтом в тот момент, когда появлялась другая. Командор с удовлетворением отметил, что небеса были свободны от войны. За прорехами в покрове исчезающего шторма не было видно кораблей, только звезды и яркий, светящийся разрез Красного Шрама. Воцарился мир.

Его дыхание вырывалось толчками. Его сердца замедлялись, тело остывало. С каждым вдохом осколок меча Повелителя Улья терся о ребра. Кровь вытекала из него струей слишком сильной, что бы клетки Ларрамана могли остановить это. По мере того, как тело отказывало, броня командора наконец-то тоже сдалась, дисплей в его шлеме потух. Его умирающая броня была застывающей гробницей, но он, как никогда за долгие столетия, был спокоен.

Так заканчивались пятнадцать столетий службы. Он прослужил Империуму десяток жизней и не жалел ни об одном дне. Он сделал все что мог. Благодаря его усилиям поток зла не обрушится на человечество еще несколько лет. Это была его цель и он перевыполнил ее сотни тысяч раз.

Границы его зрения заволакивала тьма. Он помнил такие же моменты из своей жизни, когда он так же был близок к смерти: первый раз, когда он, будучи еще ребенком, на пути к испытаниям, лежал, умирая от жажды в Великих Соляных Пустошах. С тех пор таких моментов было множество, но этот был последним. Он был в этом уверен и был этому рад.

Он наверняка знал, что не был золотом воином, обещанным в Свитках Сангвиния. В отстраненной, отрешенной манере, ему было любопытно, кого же имел ввиду примарх.

Последнею сотни лет он заставлял себя продолжать бороться благодаря идее, что Сангвиний говорил про него, что именно у него был последний важный долг, который ему предстояло исполнить. Выяснилось, что это было неправдой. Как же он себя обманывал.

Его кровь пропитывала пески Ваала. Данте смеялся.

Тьма приближалась к нему.

Он приветствовал ее с распростертыми объятьями.
 \у f,Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Blood Angels,Space Marine,Adeptus Astartes,Imperium,Империум,что то вроде перевода
Развернуть

Salamanders Space Marine Imperium Vulcan Primarchs Miguel Iglesias ...Warhammer 40000 фэндомы 

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Salamanders,Space Marine,Adeptus Astartes,Imperium,Империум,Vulcan,Primarchs,Miguel Iglesias
Развернуть

Blood Angels Space Marine Imperium что то вроде перевода ...Warhammer 40000 фэндомы 

Мефистон: Повелитель Смерти.


Мефистон был некогда братом Калистарием, библиарием выдающейся доблести и силы характера. Но, Черную Ярость не волнует ни благородство души, ни деяния плоти. Пока Калистарий, во времена второй войны за Армагеддон, сражался у стен улья Гадес, проклятье Сангвиния пало на него. Его зачислили в Роту Смерти и Калистарий принял участие в последней атаке на здание Эклизиариума, и был одним из многих, кого завалило обломками, когда оно обрушилось.
Семь дней и ночей Калистарий провел под завалами, его охваченный лихорадкой разум колебался на грани безумия, а тело – смерти. Но Калистарий не поддался. При помощи одной лишь силы воли он боролся с неконтролируемой яростью, которая горела в его изувеченном теле. Невероятным усилием, Калистарий отбросил Черную Ярость, при этом став чем-то большим, чем он был до этого. В полночь седьмого дня он вырвался из своей каменой тюрьмы, перерождений в облике Мефистона: Повелителя Смерти.
Его воскрешение не прошло незамеченным. Хоть к тому времени Гадес снова находился в руках Империума, но орки все еще бродили по руинам. Звук откидываемых Мефистоном ферокритовых булыжников привлек внимание одной из таких банд. Безоружный и в разломанной броне, он должно быть выглядел легкой добычей, но это не могло быть дальше от правды. Его геносемя, спавшее долгие годы, пробудилось и вызвало дальнейшие изменения, даруя ему невероятную силу и мощь. Двигаясь со скоростью, с которой орки не могли совладать, Мефистон начал яростную атаку, каждый удар испарял плоть и ломал кости. Пять орков умерли в первые секунды и еще десяток вскоре последовали за ними. У зеленокожих не было и шанса, но они были уперты в той же мере, в которой Мефистон был решителен. Выжившие не убежали до того момента, пока перерожденный ангел не вырвал сердце из груди крупнейшего из орков. В разрушенной броне, липкой от крови врага, Мефистон начал свой долгий путь к Имперским войскам.
С того самого дня Мефистон быстро продвинулся в ранге, став Главным Библиарием Кровавых Ангелов. Большинству своих боевых братьев он внушает благоговение и глубокое уважение, ведь они видят в нем спасителя в эти жуткие времена. Другие не так доброжелательны, ведь им сложно узнать в Мефистоне Калистария. Калистарий был разговорчив, тем не менее главный библиарий, не считая величайшей нужды, держит рот на замке. Калистарий искал компании братьев как на, так и вне поля боя, Мефистон же проводит многие часы размышляя в одиночестве, а его лицо, хотя и несравненно благородное, каким- то образом говорит о том, что душа его в лучшем случае неспокойна. Возможно, этих изменений нельзя было избежать, учитывая испытание перерождения.
Но ходят слухи о том, что Мефистон заплатил за него ужасную цену, что, когда он покорил Черную Ярость ее место заняло нечто более ужасное. Остается лишь надеется, что такие разговоры безосновательны, лишь падаль в тени величия, но Мефистон держит свои секреты при себе и только время покажет правду…
Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Blood Angels,Space Marine,Adeptus Astartes,Imperium,Империум,что то вроде перевода
Развернуть

Blood Angels Space Marine Imperium что то вроде перевода ...Warhammer 40000 фэндомы 

Асторат Марчный, Спаситель Потерянных.

Асторат Мрачный – Верховный капеллан и Спаситель Потеряных. В ордене нет более почетного и более ненавистного титула. Почетного, из-за ноши которую несет Спаситель Заблудших и из-за долга, который он выполняет. Ненавистного, ибо долг этот вечно запятнан Кровью Братьев.
Долг Астората искать тех сынов Сангвиния, чьи души захватила Черная Ярость и чье безумие зашло так далеко, что даже смерть в бою более невозможна. Когда жертва найдена, Асторат завершает жизнь потерянного брата единственным ударом по шее, что бы преодолеть дажк дьявольскую стойкость, дарованную Черной Яростью. Это без сомнения, акт милосердия, дар проклятому. Тем не менее, ни один боевой брат не чувствует себя до конца уютно в присутствии Астората, ведь они знают, что укус его топора может стать последним, что они почувствуют.
Хоть официально он принадлежит к Кровавым Ангелам, долг Астората заводит его и в ордена наследники. С давних времен считается, что этот пусть лучше эту ужасную ношу несет один брат, и на данный момент его хватало на исполнение. Так что, Асторат ступает среди звезд, ища тех, кто нуждается в его даре забвения.
Стороннему наблюдателю может показаться, что присутствие Астората разжигает разрушительное пламя Черной Ярости. Очевидно, что она проявляется сильнее там, где есть Верховный капеллан и даже те Кровавые Ангелы, которые не демонстрируют признаков безумия, становиться более дикими в его присутстви. Тем не менее, правда диаметрально противоположная.
Асторат может чувствовать разрушительную поступь Черной Ярости до того, как она станет заметно любой другой душе – включая жертву. Каждое отдельное помешательство звучит в его разуме в виде рокового аккорда, усиливающимся с тем, как боевой брат погружается все глубже в когти Черной Ярости. Никакое расстояние не способно заглушить эту скорбную симфонию. Сражается ли жертва на Армагеддоне или на Ультрамаре, Асторат узнает о ее состоянии и отправиться исполнить свой долг.
Так Спаситель Потеряных стал настоящим Ангелом Смерти, легендой разрушения среди потомков Кровавых Ангелов и их врагов. Где бы не был Асторат Мрачный, его враги встретятся не только его ярость, но и яростной атакой Космодесантников, находящихся в тени Черной Ярости. Скорбь Астората по его обреченным братьям служит топливом его стремлению, что бы они погибли, познав последнею великую победу. Ради этого он сражается как одержимый, уверенный, что его двойной дар смерти и искупления не будет отвергнут.
Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,фэндомы,Blood Angels,Space Marine,Adeptus Astartes,Imperium,Империум,что то вроде перевода
Развернуть