Wh Песочница ...Warhammer 40000 фэндомы 

Ещё немного литературного варпа (не моё)

Помнится, постили здесь такую штуку.


"Тут на площадь вырулил гвардейский бронетранспортер. Наматывая на гусеницы трупы он не доехал до поворота на нашу улицу всего шагов пятьдесят и остановился. Люк на небольшой башенке с тяжелым пулеметом откинулся и из него высунулась по пояс довольно колоритная демонетка в комиссарской фуражке и застегнутом до последней пуговицы кителе, одетом на голое тело. Ее руки были почти обычными без всяких клешней и остального. Заразительно потянувшись(при этом даже я пожелал, чтобы позолоченные пуговки на кителе поотлетали и ее объемная грудь вывалилась на всеобщее обозрение), она проорала куда-то в сторону водительской кабины:

- Эй, придурок! Вырубай движок и выпускай мясо! - она повернулась к нам и уже собиралась нам проорать какой-то приказ, но лишь ошарашено захлопнула свой ротик и забарабанила кулачками по крыше бронетранспортера, крича: - Стреляйте по ним, идиоты! Это - не НАШИ!!!"


Это из второй книжки Resshen'а (кроссовер Вахи и ЗВ). Всё бы ничего, но слишком много у него прона. Картинка Jenka.
http://samlib.ru/w/wladimir_wdadimirowich/
Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,Wh Песочница,фэндомы

Развернуть

Wh Песочница Wh Other ...Warhammer 40000 фэндомы 

Воспоминания.

Воспоминания.


- Папа, а зачем мы красим солдатиков в такие яркие цвета? Ведь все военные стараются быть незаметными?

- Это космодесант, сынок. Лучшие воины человечества.

У отца и сына никогда не хватало времени на общение. Отец дневал и ночевал на работе, сын учился и тренировался. Матери не было. Ребёнок без материнской любви — это жестокий взрослый в будущем. Его отец это понимал, но мало что мог сделать. Он честно пытался быть с сыном почаще, проводить вместе время, но скорее это напоминало набеги, чем регулярное общение. Они клеили фигурки из картона и пластика, красили их, сражались между собой, с друзьями, или в клубах.

Отец не оскорблял сына недоверием, а сын никогда не пользовался этим. Его жизнь состояла из школ, частных учителей, разных клубов и тренировок. Так он её запомнил себе. На самом деле, большую часть времени он проводил в больницах. Сердце, лёгкие, кости, ферменты, нейромедиаторы — проблемы окружали его с рождения. Отец не унывал, он работал, как проклятый, надеясь поставить наследника на ноги. Двадцать лет тяжёлого труда не прошли даром. Он рано оставил своего сына сиротой.

Тогда то он и понял, что прежде совершенно не знал людей. Его отец затмевал любого, с кем он пытался общаться. К этому моменту, он уже сам работал на своё будущее. Много и тяжело. Его терапия двигалась крайне медленно, регулярно случались сбои. Генетика. Как и отца, его увлекала генетика. Он жил ею, и дышал. И всё же, для сына генетика играла значительно большую роль, чем для отца. Если он не справится, то проведёт остатки своей краткой жизни прикованным к инвалидному креслу, или к больничной кровати. Он не хотел этого. Из всех его увлечений остались только солдатики.

Ярко золотые, красные, ультрамариновые. Прекрасные и могучие воины. Он хотел стать таким же сильным и здоровым, как они. Подсознательно, он продолжал свою титаническую работу. Победить смерть, пусть не всю, но свою личную. Отсрочить её на десять, на двадцать лет. Время дышало ему в затылок. Дрожащими пальцами он нажимал на кнопки, или злился, пытаясь стиснуть в непослушных руках кисточку. Лицо его приобрело какую-то необычайную суровость, он привык терпеть боль и не мог позволить другим видеть свои слабости.

Генетическая терапия давала сбои. Чаще всего незначительные. Изменилась секреция гормона роста, или цвет радужки. Гормонами и новыми стоп-кодонами он прекращал негативные процессы. Этого хватало ненадолго. Его исследования давно перестали быть чистой генетикой. Он погрузился в дебри квантовой химии и физики, робототехники и кибернетики, надеясь поддержать своё здоровье протезами и заменителями, если не дадут результата прежние меры. Он перестал считать поражения, ведь каждое из них вело его вперёд.

Журналисты пару раз брали у него интервью. История такой напряжённой борьбы за жизнь получила известность, его представляли какой-то мистической фигурой. Он открещивался, всё более запираясь в лаборатории, или у себя дома, не впуская к себе ни женщин, ни друзей. Он клеил танчики и самолётики, космические корабли и солдатиков. Красил их. Однажды, ему это надоело. Он изменил технологию. Может, ему захотелось почувствовать себя косплеером, но он начал изготавливать свою настольную армию промышленным образом. Эдакая Империя. Он ухмылялся, чувствуя приближающийся неминуемый конец. Ему было страшно, но окружающие видели только решимость. «Да не познают они страха!» - смеялся он.

Всё переменилось в один миг. Его болячки почти одолели его, у него начались проблемы с мышлением, голову раздирало от невыносимой боли, казалось, что его желания могут материализоваться. Только сила воли, воспитанная пятьюдесятью годами мучений, дала ему выдержать всё это. Он прозрел: сто лет исследований дали свой результат. Сначала над ним, как над задачей, трудился его отец. Многие говорили, что он безумец. Нет, просто приговорённый к бездетности жестокой болезнью одинокий мужчина. Тридцать лет труда, и у него появился ребёнок. Не жалкий клон, травмированное подобие с урезанной продолжительностью жизни и накопленными генетическими ошибками, а настоящий сын.

Счастье быть отцом не пришло без горя. Его первенец умирал. Он не мог понять причин. Организм отказывался поддерживать слабую жизнь. Остаток своей жизни он провёл в вечной борьбе за здоровье своего единственного наследника. Сын оправдал все надежды родителя. Он сражался ещё более мужественно и ожесточённо, заставив саму вселенную признать его право жить. Он вышел из лаборатории со слезами на глазах.

- Спасибо, Отец! - прокричал он с такой силой, что казалось сам воздух вокруг него вздрогнул, заставив дребезжать стёкла окружающих зданий. Он плакал, вспоминая отца, их совместные игры. Теперь он мог спокойно жить среди людей, но такая жизнь более не привлекала его. Ему нужны требовались задачи посложнее.

- Папа, а почему космодесантники такие большие?

Отец тогда замялся, не зная, как ответить сыну.

- Пойми, Император, хорошего человека должно быть много, - отшутился тот.

Пройдут тысячелетия проведённые в новых опытах и экспериментах, когда он будет раз за разом пытаться передать благословение своего отца человечеству, терпеть поражения снова и снова, пока не разгадает причину. Теперь он знал, почему космодесантники должны быть такими большими.

Каждый год на день отца он запирался у себя в кабинете и проводил время в уединении и воспоминаниях. Дети не понимали его, считая, что отец их не любит, отрезая от себя именно в этот праздник. Им было бы тяжело осознать, что у могучего и всесильного отца тоже был героический предок, которым он искренне восхищался, несмотря на все собственные достижения. Кажется, он опять задремал. Он решил найти своих детей собственной безграничной псайкерской силой. Странно.

- Робаут, ты спишь что ли?

- Нет, нет, отец, - пробормотал примарх Ультрамаринов и открыл глаза.
Развернуть

Wh Песочница ...Warhammer 40000 фэндомы 

Корни ереси.

Ещё один раз помучаю своим рисованием. Больше не буду (честное слово, пишу я лучше).
Развернуть

Wh Песочница ...Warhammer 40000 фэндомы 

Это не конец!

Я не умею рисовать. Сваял "Смерть космодесантника".
Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,Wh Песочница,фэндомы
Развернуть