моё творчество

Подписчиков: 3     Сообщений: 225     Рейтинг постов: 971.7

Wh Песочница Emperor of Mankind Imperium Slaanesh Chaos (Wh 40000) Nurgle Tzeentch Khorne r63 моё творчество ...Warhammer 40000 фэндомы 

Yep, that's heresy

Тапками сильно не бейте, я только учусь рисовать :}
Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,Wh Песочница,фэндомы,Emperor of Mankind,Imperium,Империум,Slaanesh,Chaos (Wh 40000),Nurgle,Tzeentch,Khorne,r63,моё творчество
Развернуть

Wh Песочница Tau Empire Space Marine Imperium what time is it? art моё wh humor моё творчество охуительные истории ...Warhammer 40000 фэндомы Wh Other 

Который час ?

-What time is it, xenos ? 
-M-m-m-elee time ? 
-MELEE TIME!

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,Wh Песочница,фэндомы,Tau Empire,Tau, Тау,Space Marine,Adeptus Astartes,Imperium,Империум,what time is it?,art,арт,моё,wh humor,Wh Other,моё творчество,охуительные истории

Рисунок за 30 минут.
История:
Discord,все знакомые ребята.
Сидим играем в ваху соул шторм.
Нас на карте, после "Предфинального" очищения игроков, осталось трое.
Х-играет за Тау и крепко сидит в обороне
У-играет за КД и постоянно харасит всех на карте
Я-играю за хаоситов и уже вкачал стелс с плазмой, порчу жизнь У и Х постоянными набегами, но немного затупил с контролем и потерял немного солдат. Отступаю чуток. У-Замечает что я немного отступил и говорит Х:
-Эй, жалкий ксенос, знаешь который час ?
-3:27, а что ?
-Нет, ITS MELEE TIME!
И я вижу как на укрепления Х, с его огненной кастой и следопытами, падают дропподы с кучей пехоты и телепорты от терминаторов.
Так что вчерашнюю игру изобразил именно так.

Развернуть

Wh Песочница Khorne моё сделал сам каляки-маляки Traditional art Chaos Space Marine Кликабельно красивые картинки #Каляки-Маляки ...Warhammer 40000 фэндомы разное art Chaos (Wh 40000) khorne berzerker моё творчество 

...FOR THE BOODGOOD!

И так, вчера в посте про капитана я немного нафейлил с переносом, т.к. увлекся рисованием и просто обводил заранее нанесенные буквы. Ну знаете, бывает, бывает.
Работа над ошибками была такая...

нннчнн! нннннн! □□□□□□■ ппппппЯ л л л л nnnnnnl 4—IH—1HH—I H-Agl1 HHHHHHHH-W nuuuuuuuuS ППППППП ППП SS3 ^ _ - 1ПГ? ННННЧННННН ППППППП ППП,Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,Wh Песочница,фэндомы,Khorne,Chaos (Wh 40000),khorne

...в новом арте я просто написал одно слово.Нет слов - нет проблем я считаю.
Я тут правда многое намесил, в этом берсеркере, но в целом, я думаю, я закончил не плохо.
Что скажете ?
P.S. Да, увлекся вахой, может еще какое-то время порисую немного. Практика, никогда не будет лишней.
+ Бонус, тут был один приятный Ч.Б вариант, так что я его тоже добавлю. Сделаю гифку по созданию и добавлю в камменты.

Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,Wh Песочница,фэндомы,Khorne,Chaos (Wh 40000),khorne berzerker,моё,моё творчество,сделал сам,нарисовал сам, сфоткал сам, написал сам, придумал сам, перевел сам,каляки-маляки,art,арт,Traditional art,Chaos Space
Траст ми, айм Автор, айм так вижу.

Развернуть

Wh Песочница Комиссар Райвель fan art моё моё творчество рисование Traditional art Space Marine helmet Кликабельно ...Warhammer 40000 фэндомы Imperium art Wh Комиксы пишите какие теги Silver Skull фан арт 

Капитан Серебряных Черепов.

Предыстория: На днях вышел новый выпуск Комиссара Райвель, авторского комикса по Вахе от GraySkull, и я был настолько вдохновлен появлением космического десанта на поле боя, что невольно прошептал, со скупой слезой: "Император защищает"

TilhnUehdhndh г, i in \ \ V \ \ 1 VB.. 1 ■ % •,Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,Wh Песочница,фэндомы,пишите какие теги,Комиссар Райвель,Wh Комиксы,fan art,фан арт,моё,моё творчество,рисование,art,арт,Traditional art,Space Marine,Adeptus

 P.s. Мне стоит ставить тег "Комиссар Райвель" ? Или стоит написать ,что-то вроде фан арт и т.д ?
Если что, уберу или добавлю. 
И да, я знаю, что немного накосячил с фоном, в плане расположения букв и т.д.
Текст на фоне:
"Склонись предо мною ибо я Император"

Гифка с последовательностью рисования в комментах.
Развернуть

Raven Guard Space Marine Imperium Wh Песочница Гвардия Ворона (орден) моё творчество векторная графика ...Warhammer 40000 фэндомы 

Raven Guard,Space Marine,Adeptus Astartes,Imperium,Империум,Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,Wh Песочница,фэндомы,Гвардия Ворона (орден),моё творчество,векторная графика
Развернуть

Wh Песочница моё творчество текст story много букаф Dark Eldar удалённое ...Warhammer 40000 фэндомы 

Пролог фанфика по ТЭ, ибо по ним катастрофически мало всего. Зайдет - продолжу.

ПРОЛОГ
Планета была полна тишины. Вся планета. Арджала была уверена, что так и есть. Последние пару недель, блуждая от одних старых руин к другим, она не наблюдала ничего, кроме тишины. И она никогда бы не подумала, что это начнет ее раздражать. Ту, для кого ночь была словно мать, всегда нежно укрывающая свое любимое дитя. А еще больше ее раздражало то, что она так до сих пор и не выяснила, зачем сюда прибыл ее господин.
Ее «Ривер» на полной скорости мчался сквозь холмы и барханы из черного как смоль песка. Ни растительности, ни диких животных. Вся ее компания на ближайшее время – это песок, резко отражающий приятный голубоватый лунный блеск. Изредка ей попадались руины. Руины предков, древних эльдар. Зачастую это были лишь пара колонн с непонятными для нее рунами. Но попадались и гигантские статуи, вероятно, древних героев, а также и подземелья, больше походившие на библиотеки или хранилища. Она не разбиралась в этом. Тайнами и загадками всегда занимался ее господин, оставляя Арджале задачи куда более подходящие для ее скудного ума. И она не была против. Наоборот, благодарна за предоставленный шанс стать его слугой. Стать чем-то значимым, чем-то полезным. Для кабалы. И для него лично.
Она вспоминала, когда они встретились впервые. Вспомнила все страдания, что приносил ей ковен, как ее тело использовали для развлечения аристократичного общества. Вспомнила, как шипастые клинки вонзались в ее тело, заражая нейротоксинами, погружая ее в состояние, близкое безумию. В бреду, она вытворяла странные вещи: ломала себе кости, резала кожу, прыгала в вольер с кхимерами или разъяренными рабами, чтобы те избили ее, разорвали на части. В такие моменты она не чувствовала ничего, кроме непреодолимого зуда в голове и эйфории от ощущения приближающейся смерти. Как же она хотела умереть… Сейчас от этих мыслей ее воротило. Но тогда и пришел он. Вытащил ее за руку из чана с кислотой, очередной забавы гомункула Баратраста. Провел шершавой рукой по ее лицу и приказал вылечить. От зависимости Арджала не смогла избавиться, ей все еще приходиться совершать различные процедуры и использовать наркотики, чтобы боль от многочисленных ран не давала ей сойти с ума. Но ей подарили шанс. Шанс измениться, шанс перерасти из живой куклы для утех в нечто большее. И все благодаря ему. Мысль о том, что она может сейчас его потерять, когда она, когда кабала так сильно в нем нуждается, заставляла ее руки дрожать от страха, а сердце бешено колотиться. Она не желала, чтобы так все заканчивалось.
Совершенно безлюдный и пустой мир. Лишь звезды, темный песок и бледная луна, напоминающая ей о старых временах. Что бывшему архонту понадобилось в этой дыре? Непреодолимо долго она уже блуждала по этим бескрайним пустошам, истощившись от голода. Характерного для ее сородичей голода. И все никак не могла понять, что здесь можно найти. Руины и только. Вероятно, разграбленные или нарочно оставленные пустыми тысячелетия назад. Пустота и ничего кроме.
Еще несколько дней она путешествовала. Наткнулась еще на одну статую. Огромный воин держал в руке голову огромного чудовища. Статуя была сделана на удивление великолепно, однако не была похожа на работу мастеров эльдарской расы. Арджала даже остановилась на несколько минут возле нее, чтобы лучше разобрать символы на постаменте. Однако не смогла. Это был совершенно иной язык, который до этого она никогда не видела.
Она уже отчаивалась. Собиралась отправиться назад, в Коморру и показать ее информатору, что так шутить не стоит. Но решила дать еще один день ему. И обнаружила город. Пустой, заброшенный, но древний, невероятно древний город. Он был защищен высокими стенами, крупными сторожевыми башнями и непонятными шпилями. Свет отражался от них так, будто они были созданы из черного стекла. К счастью для Арджалы, город был открыт для посторонних, и ничего не мешало исследовать его.
Узкие улицы и черный песок. Никакой красоты в окружающей архитектуре не было, сплошные угловатые однотипные здания с маленькими окнами, несколько башен и что-то, похожее на молельни. Двери в домах были маловаты для нее, даже чересчур. Но что-то ей подсказывало, что если ее господин и искал что-то, то это точно находится здесь. Старый заброшенный город со своими секретами. Как минимум, он должен был задержаться здесь, чтобы узнать что-то интересное для него, разгадать какую-то загадку. Таков уж он.
Пройдя несколько улиц, она вышла к широкой аллее, ведущей к длинным ступеням. Подняв голову вверх, Арджала удивилась, увидев гигантский дворец, резко выделяющийся на фоне остальных сооружений, и тут же направилась к нему. Начался сильный ветер и крючковатые цепи на ее поясе зазвенчали, поднялась черная пелена из песка, и она почувствовала, как ее ноги отказываются идти дальше, будто что-то ее останавливает. Пересилив себя и приняв это, как вызов, она двинулась дальше.
Огромный зал открылся перед ней, когда она поднялась. Он был уныл, скучен и однобок, будто строительством занимался ребенок, и совершенно не соответствовал относительной красоте, что была видна снаружи. Арджала понимала, что, скорее всего, это потому, что городу уже не первое тысячелетие и многого она увидеть и понять не сможет. Прямоугольные колонны, все те же крохотные окна, в которые лунный свет даже не пытался проникнуть. Зал был еще более темный, чем та бесконечная ночь, что опутала эту планету, и которую ей приходилось видеть сквозь линзы своего шлема. Но эта тьма… до нее не сразу дошло, что с ней что-то не так.
- Стой! – прокричал знакомый голос. – Не смей входить!
Она напрягла глаза и увидела в центре зала блеклую фигуру. Лишь силуэт. Но этого было достаточно, чтобы безмерно обрадоваться. Она сделала шаг.
- Остановись! – прокричал голос еще сильнее, и Арджала увидела темные языки, что заструились в воздухе.
Песок поднялся, закружился в воздухе. Десятки голосов возникли у нее в голове и начали что-то шептать. Одновременно. Ужасные вещи. Они говорили о смерти, боли, одиночестве и каждый услышанный звук заставлял содрогаться ее внутренние органы. Она почуяла, как воздух выходит из ее рта, не давая ей вздохнуть полной грудью. Затем ощутила тепло возле своего лица, как будто кто-то прикоснулся к ней сквозь шлем. Страх. Единовременный импульс заставил инстинктивно ее вытащить кинжал и отпрыгнуть назад.
- Что это такое? – сказала она и поняла, что чувства не отпускают ее. Еще через секунду ее взор упал на правую руку. Кинжал, что она чувствовала в своей ладони еще секунду назад, исчез.
- Арджала? – спросил голос. – Не приближайся!
- Что происходит? – с непониманием воскликнула она.
- Это демон. Он заперт в этом дворце какими-то чарами и не может выйти наружу, как и приблизиться к саркофагу. Держись подальше!
- Ха-ха! – прозвучал ехидный скрипучий смех, и Арджале казалось, что он был повсюду. – Не может? Мне просто не предоставили шанса.
Бывший архонт кабалы Хранителей Лезвий сидел на сдвинутой крышке саркофага, расположенного в центре и угрюмо смотрел в темноту, пытаясь разглядеть очертания демона. Его руки тряслись. Не от страха, нет. Архонт уже давно пересилил это чувство за то время, что провел тут. Существо, что витало в воздухе, было прямо связано с варпом. Было рядом. И Кразз Нартамоннер, с каждой секундой ослабевал, глядя, как пурпурная эссенция покидает его тело и растворяется в воздухе. Его душу уже пожирает Голодная Сука и именно поэтому его руки дрожат - от ее острых клыков, вонзившихся в его запястья и шею и так упорно не желающих его отпускать. Единственное, что оберегало его – древний, как этот проклятый город, артефакт в форме черепа, который он не мог отпустить. Просто физически. Мышцы окоченели так, будто он уже умер.
- Ты ведь понимаешь, что моя душа все равно тебе не достанется, демон? – ехидно спросил Кразз, не двигаясь. - Ты не можешь подойти к саркофагу. Ни моя душа, ни мое тело. Ты ничего не получишь.
Демон расхохотался, и клубы черного песка вновь неистово закружились в воздухе.
- Тебе о другом стоит беспокоиться, эльдар. Мне достаточно наблюдать, как ты медленно и мучительно тлеешь, как твое тело усыхает от одного моего присутствия, как твоя древняя душа и накопленное могущество рассыпается, словно ты состоишь из песка. Пусть я ничего и не получу, пусть. Твои страдания стоят упущенной возможности.
- О, как я тебя понимаю, - ухмыльнулся архонт. – Ты испытываешь настоящее наслаждение, глядя, как я покидаю этот мир, да? Тебе бы понравилось в нашем городе.
- Рассказывай, - Кразз почувствовал, как демон, которого он не видел, подобрался ближе. – Что за город? У меня целая вечность для историй. И вечность для мечтаний.
- А у меня нет. Благодаря тебе, варповое отродье.
После этих слов, артефакт, медленно покачивающийся на цепи, треснул, заставив архонта дрогнуть. Демон снова рассмеялся и окончательно растворился в воздухе.
Арджалу переполняли чувства. Она была безмерно счастлива, обнаружив спустя столько времени, своего господина. Но он был в ловушке. И малейшая попытка спасти его, обернется для них обоих печальным концом. Ей нужно было добраться до Кразза, при этом минуя каким-то образом демона. Любое приближение к нему, любой контакт и она обречена быть отдана на корм Той, что Жаждет. Добравшись как можно скорее до «Ривера», она запрыгнула на него, взяла меч-хлыст и на полном ходу направилась в сторону дворца. У нее не было плана. Умение планировать не было ее отличительной чертой.
Архонт приложил огромные усилия, чтобы, наконец, слезть с саркофага и ощутить ногами пол. Артефакт уже не мог эффективно противодействовать влиянию демона из-за его присутствия. Душа неизмеримо быстро покидала тело владыки и если он сейчас же что-нибудь не предпримет, все будет кончено. Его миссия, его цель и то, чего он смог добиться за свое путешествие, то, что он нашел в этом городе – все это канет в кровавые ямы, а сам он попадет в пасть Голодной Суки. Что-то нужно было предпринять. Как можно скорее. Однако боль, что он испытывал и которая подпитывала артефакт все это время, мешала ему рассуждать здраво. Этот саркофаг и эшафот, на котором он стоит, станет его последним пристанищем, если Кразз останется здесь.
- Что ты собираешься делать? – спросил демон, материализуясь в причудливые формы. – Еще пара шагов и ты…
- Замолчи, я пытаюсь понять, как мне тебя обхитрить, не жертвуя своей душой.
От саркофага до выхода было около пятнадцати шагов. Как бы Кразз ни был быстр, даже его полных сил не хватило бы, чтобы преодолеть это расстояние и не быть съеденным. А уж сейчас, когда добрая часть его души уже находится в варпе, он не смог бы пройти и четырех.
- Ты не понимаешь, что ты делаешь, - продолжил демон. – Твоя душа никогда тебе не принадлежала и не будет. Все, что ты можешь – лишь ждать и постоянно отсрочивать момент, когда Сла-Аэ-Нэшу поглотит тебя. Я могу помочь тебе, - демон закружил вокруг «эшафота» и Кразз почувствовал, как крохотные песчинки стучат об его шлем. – Твое тело в обмен на жизнь.
Архонт расплылся в улыбке.
- Предлагаешь моей душе остаться здесь вместо тебя? Я не думал, что демоны столь наивны, – ухмыльнулся Кразз. - Как только она покинет тело, связь варпа с этим местом сделает свое дело. Я не столь силен, как некоторые мои… коллеги, но мне хватает мудрости понимать, что сулит сделка с таким, как ты. В любом случае я обречен на мучительную смерть. Я люблю боль. О, как же я люблю боль, демон. Я был бы счастлив, если бы ты хоть немного любил ее так же, как я. То, что ждет меня по ту сторону. Сгораю от нетерпения узнать, что же меня ждет в лоне Повелителя Наслаждений. Какая участь мне ниспадет. Вечно чувствовать, как острые ядовитые зубы вонзаются в твою кожу, пережевывают твою плоть, едкий желудочный сок переваривает твои внутренности, а кости развеиваются по воздуху, заставляя чувствовать тебя каждое колебание в ином пространстве, при этом оставаясь в живых. Да, мне интересно, что случится со мной, когда я попаду туда. Но только тогда, когда я этого захочу. Тогда, когда мне это будет удобно. Мою душу нужно заслужить, демон, и с каждой моей выполненной целью, цена растет. Каждое выполненное обещание, каждая амбиция, каждая отнятая жизнь увеличивают эту цену. Я видел недостаточно, чтобы считать, что Она заслуживает моей души. Ни она, ни ты, тварь.
«Ривер» влетел в замок, будто взбешенное насекомое. Арджала знала, какому огромному риску она себя подвергает и понимала, что если демон и должен забрать чью-то душу, пусть это будет ее душа. Достав меч-хлыст, она ускорилась, разбрасывая песок вокруг, летящий в нее густым потоком. Плотный сгусток искаженного воздуха ринулся за ней, врезаясь в стены, столь быстра Арджала была, что демон не успевал за ней. Кружила, виляла, оставляя за собой пурпурный след, и делала все возможное для того, чтобы голодная сущность не смогла поспеть за ней. Варп неистовствовал в этом месте. Если бы не артефакт, Кразз давно бы сгинул, но вот его спасительницу ничего не защищало. Она быстро сгорала здесь.
«Ривер» сделал несколько кругов вокруг центра, вокруг Кразза и саркофага. Все это длилось несколько секунд. Демон, несмотря на свою физическую слабость, все же настигал. Арджала сделала петлю, пролетела мимо архонта, бросив в его сторону сегментное лезвие меча-хлыста. Время для архонта будто замедлилось. Из последних своих сил, он свободной рукой ухватился за орудие помощи, чувствуя скрежет стали о его перчатки. «Ривер» рванул на полной скорости к выходу. Владыка кабалы Хранителей Лезвий смотрел, как со всего зала быстро собираются в кучу гигантские клубы песка и устремляются за ними, словно костлявая рука. Кразз ушами ощущал дыхание Той, что Жаждет. Сияние покидающей его тело души осветило зал, и он только сейчас узрел уродливое лицо своего врага, горящее в воздухе. С «Ривер» издал истошный скрип, песок забился в двигатель, и он рухнул на пол, проскользив, а огромной силы импульс ударил архонта по руке, заставив отпустить меч. Транспорт вылетел из замка с таким же рвением, как влетел туда, оставив Кразза Нартамоннера посреди площадки для дьявольских утех. Это был последний его шанс. Он уперся на локоть, глядя на выход, однако чувствовал, что физически он не сможет покинуть зал. Демон развернулся. Одна атака и эльдар распрощается с жизнью.
Сейчас или никогда. Расстояния достаточно для маневра, на который бы он никогда в своей жизни не решился. На то, что ему было отвратительно до самых глубин его нутра и за которое даже самые верные союзники могли обречь его на самую мучительную смерть из всех. Молнии заискрились вокруг него, и голубой свет застилал все, что было вокруг. Дыхание Моря Душ ударило ему в лицо пренеприятным зловонием, сердце застучало так, будто его били в голову булавами, смоченными в ужасных ядах. В следующую секунду он оказался у самого выхода, на ступеньке, ведущей в зал. Кразз словно дымился. Его доспех был покрыт нитями его собственной души, которые извивались вокруг конечностей, будто корни старого дерева. Руки сохли, а плоть становилась старой и дряблой. Зрение ухудшалось с каждым мгновением, кожа на его лице морщилась от старости, он видел Ее лицо. Той, что Жаждет. Это было последним его трюком. Псайкерство было чрезмерно губительно для такого, как он.
- Какая ирония… - прохрипел он и не узнал свой собственный голос, столь старым и отвратительным он был.
Кразз рухнул на ступени и покатился кубарем вниз, крепко сжимая артефакт в виде черепа. Что-то схватило его, и он почувствовал прикосновение. Теплое, нежное. Это чувство он бы ни с чем не спутал. Открыв глаза, он увидел лицо Арджалы, нависающее над ним. Без шлема, что был нужен для дыхания на этой отвратительной планете. С кинжалом в ее груди, рукоять которого сжимала дряблая рука архонта.
- Что ты делаешь? – промычал он и импульсы силы, покинувшие его несколько секунд назад, вновь били по его телу.
- Боль и страдания, - хрипела Арджала, – это то, что движет нами и дает нам сил. Это проклятие нашего народа, и если я… - она прокашлялась, – если моя боль и мои страдания могут спасти Вас, то я…
Она не договорила. Архонт прочувствовал, как токсины, яд и боль, медленно убивающие ее, наполняет его новыми силами. Недостаточными для чего-то серьезного, но он мог жить еще какое-то время. Столь большая жертва для столь незначительного действа.
- Это не проклятие, моя дорогая, - сказал Архонт, медленно поднимающийся на ноги. – Это дар. И за этот дар принято платить.
Архонт мог наконец-то разжать цепи, на которых висел артефакт и протянул к умирающему слуге.
- Пора вернуться. И заплатить.
рани гель Лезвий Пролог 90,Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,Wh Песочница,фэндомы,моё творчество,текст,Истории,много букаф,Dark Eldar,удалённое
Развернуть

Wh Песочница моё творчество текст story многобукаф Space Marine Imperium Chaos (Wh 40000) ...Warhammer 40000 фэндомы 

Чет нахлынуло, а поделиться не с кем. Не знаю, насколько это котируется здесь. Критика приветствуется.

- И что мне с ней делать?
- Я не знаю, Тирейл. Это всего лишь женщина. Раз колдуну она не нужна, можешь убить. Мне плевать.
Тирейл взглянул ей в глаза. Под черно-белым шлемом, украшенным парой новых царапин в последней стычке нельзя было разглядеть его эмоции. Но он чувствовал отвращение. Какое-то слишком приятное отвращение даже для него. Он крепче схватил рукоять своего болтера. Ему хотелось выстрелить. Прямо сейчас, прямо в этот момент, увидеть, как растекается кровь по мраморным плитам этого храма. Осквернить его. Пролить кровь верной Ему служительницы.
- И почему же ты медлишь? – гневно спросил капитан, водя рукой по статуе Рогала Дорна, оставляя кровавый след. Его взгляд оценивающе бегал по всем изгибам этого произведения искусства.
- Я думаю.
- И над чем же? – капитан на секунду замер.
- Эта битва выиграна, - ответил Тирейл, ослабляя хватку на болтере. - Мы истребили половины роты практически без потерь. От наших заблудших братьев, сражающихся на стороне лживого Бога, мы… - он приостановился, вероятно, задумавшись. - Скольких мы потеряли? Они разочаровали меня. А эти кричащие женщины, так рьяно охранявшие вход в этот храм, впечатлили. Я лично видел, как одна из них убила Кайрона и Вильта. Я астартес. И для меня унизительно, что я увидел в таких же, как я, такую непростительную слабость.
- И чего же ты хочешь? – капитан улыбнулся, поворачиваясь лицом к Тирейлу.
- Вскоре сюда прибудет остальная часть роты и, вероятно, с поддержкой. Я бы хотел…
- Я понял, чего ты хочешь! – радостно воскликнул капитан и, оставив статую, стремительно подошел к женщине.
Схватив ее за волосы, он поволок кричащую и судорожно дергающуюся девушку к выходу. Остальные воины бросили взгляды в сторону их непостоянного капитана и некоторые из них засмеялись. Приятное отвращение. Они все испытывали это чувство, глядя на ее босые окровавленные ноги и руки, на ее уставший вид и тоненькое льняное платье с капюшоном. Он тащил ее вниз, по ступеням, не обращая внимания на ее крики боли, когда она ударялась об углы. И на крики ужаса, когда отрубленная голова космодесантника, некоторое время назад ее защищавшего, касалась ее плеч.
Внизу, на полукруглой мраморной платформе, стоял колдун и приказывал нескольким воинам укрепиться. Заметив капитана, он выпрямился и взял в руки подол своего плаща.
- Капитан Агнисций, - произнес колдун, и эхо от его голоса раздалось у каждого, кто был способен слушать. - Поздравляю. Ваш план удался, несмотря на некоторые наши разногласия. Город удалось взять. Признаю свою неправоту.
Капитан небрежно посмотрел в линзы его шлема и усмехнулся.
- Посмотри, - сказал он и бросил искалеченную женщину под ноги магу.
Колдун нагнулся и нежно приподнял ее, пытаясь разглядеть измученное лицо, после чего поднял голову, дабы дать капитану объяснить.
- Тирейл планировал операцию, а не я. Я лишь принял командование. А это – моя награда ему. Скоро сюда прибудет подкрепление. Как наше, так и их. И я хочу, чтобы каждый, слышишь меня, каждый видел, насколько беспомощны они перед нами. Я хочу, чтобы их гордость была уязвлена, хочу, чтобы они поняли, что их вера в мертвеца губит их точно так же, как погубила и нас. Они умрут. И сделай так, чтобы они поняли это, Неррон.
- Будет исполнено, - сухо проговорил колдун и аккуратно взял женщину за подбородок, глядя в ее заплаканные серые глаза. – Прости, дитя. Моли Императора, чтобы мы умерли как можно скорее. Потому что теперь ты принадлежишь нам.
Воздух задрожал. Пурпурный дым, как вода, полился из рук колдуна. Громкий гул начал звенеть в голове у солдат и еле слышное эхо из ниоткуда доносилось до них: «Смерть – это рвущиеся узы». Неестественное сияние окружило колдуна, земля окрасилась в красный, а воздух стал ядовитым, будто его наполнили парами серной кислоты. Женщина начала кашлять. Хваталась за горло, харкала кровью, валялась на холодном полу, в надежде хоть немного отвлечь себя от боли внутри ее головы. Они знали, что она чувствует. Безвыходность. И это доставляло им удовлетворение. Хрупкое тело поднялось в воздух, медленно кружась. Кашель все еще сдавливал ее горло, однако она больше не пыталась что-либо сделать. Вместо криков ужаса, был слышен лишь слабый хриплый голос. «Император, защити…»
Когда женщина поднялась на высоту нескольких метров, из земли медленно начал появляться кол, украшенный дьявольскими рунами. Земля дрожала. Как и руки колдуна. Кол достиг женщины и медленно, казалось, безболезненно пронзил ее тело, отчего хриплые молитвы перестали быть слышны для человеческого уха.
Капитан Агнисций Вирзелл улыбался. Вдыхая отвратительный запах пурпурного дыма, он насыщал свой разум такими приятными ему эмоциями: боль этой женщины буквально передавалась ему. Какая же неестественная нежность была в этом почти физическом ощущении безысходности. Бесповоротность событий и неспособность что-либо изменить. Он вынул меч из ножен и медленно поднял его, ловя блики от светящегося дыма вокруг.
Прозвучал выстрел.
«Они идут... ОНИ ИДУТ!» - радостно, будто ребенок, впервые увидевший дождь, прокричал первый капитан, указывая концом лезвия в сторону полуразрушенных двухэтажных зданий.

Улицы были заполнены трупами. При штурме храма, предатели не жалели никого. Мертвы были все в радиусе мили, и астартес Воруса, видя проявленную жестокость, не могли отступить. Жертвы лишь подогревали их желание расправиться с врагом.
- Капитан Карстейн! – крикнул подбежавший скаут, укрываясь от разящей в них болтерной очереди. – Предатели засели в храме и укрылись под какой-то демонической вуалью! Даже наши тяжелые снаряды не могут прострелить ее!
Капитан четвертой роты стиснул зубы и сделал несколько выстрелов в сторону храма, выглянув из-за угла здания. Он успел приметить только четырех воинов с тяжелыми болтерами, однако, судя по всему, их было больше. Гораздо больше.
- Когда прибудет техника?
- «Лендрейдер» и два «Хищника» идут сюда с севера. Ожидаемое время двадцать минут.
Снаряд прострелил стену и зацепил керамитовый наруч космодесантника, заставив его быстро сменить укрытие. Скаут ринулся в противоположную сторону, стремясь занять второй этаж ближайшего здания.
Гул усиливался.
Карстейн не знал, слышат ли другие этот странный шепот. Он был спокойным, даже убаюкивающим, будто пытался утихомирить растущий гнев внутри него. Каждый раз, когда он пытался разобрать слова, звук разлетающихся осколков мешал ему. «Предатели пытаются запугать нас, - думал Карстейн. – Но ни один солдат из Ордена Воруса не поведется на это!».
Было слишком поздно, когда первый из опустошителей в белых доспехах пал. Один на семерых. Им пришлось пожертвовать семью воинами прежде, чем один-единственный еретик пал. Вуаль постепенно слабла. Дым рассеивался, и пулям уже не препятствовала странная демоническая сила. Оставшиеся воины Белого Братства отступили, после чего наступила тишина. Пугающая тишина.
«Смерть – это рвущиеся узы».
«За Императора!» - прозвучал боевой клич, и десятки воинов ринулись вперед, ведя заградительный огонь. Где-то зазвучал рокот цепных мечей.
Карстейн подозревал, что что-то не так. У врага была отличная позиция для обороны, и без техники он бы никогда не повел своих людей в такую очевидную ловушку. Но гнев двигал им. Половина его роты была уничтожена, Белое Братство истощено битвой, а значит это их шанс. Шанс на славную победу.
Поднимаясь все выше и выше по ступеням, запах кислоты усиливался. И шепот…
«Смерть – это рвущиеся узы».
Поднявшись достаточно высоко, капитан четвертой роты замер. Трупы. Окровавленные трупы его собратьев и жрецов, защищавших этот храм. Нет. Здесь не было битвы. Будто кто-то просто пришел и одним махом убил их всех. Карстейн не мог в это поверить. Трупов Братства практически не было. Невозможно.
- Крыша! – прокричал кто-то из воинов.
Множество белых силуэтов двигались по крыше величественного оскверненного храма. И снова гул из болтерных очередей, который тут же скосил с десяток воинов астартес.
Карстейн был в замешательстве. Снова этот дурацкий шепот в его голове, призывающий остановиться, бросить оружие, смириться и просто ждать, пока огненные снаряды не пробьют его тело и он не умрет от кровотечения. Его боевые братья, его люди, все падали один за другим, будто колосья под орудием пахаря. Воздух стал едким и отвратительным. Каждый раз, вдыхая его пары, ни один космодесантник не мог сдержаться и не выругаться.
Капитан укрылся за разворошенным участком лестницы, образуя таким образом себе укрытие. Где остальные? Рота ведь шла за ним. Где поддержка? Ведь двадцать минут прошли. Или нет…
Гул. Странный, пугающий гул.
«Император защитит нас» - прохрипел нежный голос где-то над головой капитана. Он высунулся из укрытия и взглянул на небольшую платформу, возле которой он находился. На огромном штыре с дьявольскими рунами виднелось хрупкое оголенное тело жрицы. Она была еще жива.
«Император наблюдает за нами, Император защищает нас». Она боролась. Даже в таком безысходном положении, она молилась, надеясь, что Император услышит ее и дарует ей свободу. Именно. Только он. Только он в эти трудные минуты наблюдает и дает им силы продолжать бой. Он единственный, кто всегда заботится о своих людях, единственный, кто дает им уверенность и защищает от угроз. Капитан включил вокс, чего до этого не делал. Они сражались против себе подобных, поэтому по каналу соблюдалась тишина, чтобы враг не узнал ничего полезного. Но теперь это уже было неважно.
«Дети Воруса! – крикнул капитан, и все остальные воины напрягли уши, однако ни на секунду не ослабляя бдительность. – Враг силен. Но и мы сильны. У нас есть то, что в еретиках иссякло. У них есть сила. А у нас – ВЕРА! Император наблюдает за вашими подвигами! Смотрит, как вы разите врагов Его и как вы преодолеваете трудности. Он знает, как тяжело это дается вам всем. Посмотрите вокруг. Ваши павшие братья отдали жизнь за то, чтобы мы не теряли свои! Какими бы ни были трудности, в наших сердцах всегда есть то, что оберегает нас от глупостей! Вера в Императора. Он верит в вас. В каждого из вас! И вы верьте в него!»
Их движения ускорились. Они больше не сидели в укрытиях. Агрессивно отстреливаясь и выкрикивая боевые кличи, все они ринулись вперед. Главное – преодолеть угол обзора стрелков с крыши и тогда врата храма окажутся прямо у них на расстоянии вытянутой руки.
Карстейн еще раз посмотрел на женщину. Она хрипела, пытаясь произнести хотя бы еще пару заветных слов перед смертью. Борьба. Даже она, простой человек, на смертном одре не забывает, кто должен спасти ее. Кто верит в нее так же, как и она в него. ЭТО должно двигать людьми. Стремление преодолевать трудности. Капитан четвертой роты зарычал. Так громко и так яростно, как только мог. Он выбежал из укрытия и под град из пуль, ринулся вперед, будто это был последний забег в его жизни.
Двери храма отворились. Полуразрушенные колонны, оскверненные кровью его собратьев статуи примархов и множество тел жрецов и жриц, жестоко порубленных на куски. Он ожидал увидеть здесь засаду, несколько вражеских отрядов, как минимум, но не пустой смрадный зал. В центре было лишь трое. И больше никого. Не раздумывая, несколько солдат открыли огонь по ним, однако неестественный барьер отразил его. Буквально через секунду, эти двое столкнулись друг о друга с такой силой, что их просто разорвало на части. Керамитовые куски их брони вместе с плотью, кровью и внутренностям разлетелись по залу, забрызгав каменные булыжники и стены. Карстейна объял ужас. Вскинув цепной меч, он, и несколько его воинов ринулись вперед, стремясь в ближний бой. Как только он сделал пару шагов, двое солдат позади него были насажены на дьявольские шипы, которые внезапно с отвратительным скрипом появились из ниоткуда и проткнули их тела. Еще двое по левую и правую сторону от него тут же оказались обвиты колючими металлическими шипастыми лозами, медленно сдавливающие их тела.
- Нет! – прокричал Карстейн, когда обернулся и обнаружил, что все его братья были мертвы. Никого не было за его спиной.
- Видишь? Бесполезно, - прокричал тот из них, что был в искусно украшенном шлеме.
Карстейн взвыл и кинулся вперед, стреляя из болт-пистолета.
Медленно и уверенно к нему навстречу шагнул астартес с двумя длинными силовыми топорами в руках. Встретив первый удар цепного меча, тот присел и с силой толкнул Карстейна, отчего тот немного попятился и тут же контратаковал. Их орудия снова схлестнулись, раздав громкий лязг. Тот, что с топорами опустил руки вниз, потянув за собой лезвие пиломеча, и ударил головой. Карстейн стиснул зубы и зарычал. Удары пошли слева, потом справа, они были тяжелы, как будто ему приходилось блокировать удары стотонного груза, но он справлялся. С болью, со скрежетом, но справлялся. Противник кружил вокруг него, нанося один тяжелый удар за другим, без остановок, не давая капитану что-либо предпринять в ответ. И вот он поймал его. Удар прошелся по лицу, задел скуловую кость, раздробив ее, отчего хлестнула кровь и Карстейн пошатнулся. Второй удар не заставил себя ждать. Он пытался заблокировать его, но удар оказался слишком тяжел и Карстейн рухнул на спину. Враг навис над ним и сделал замах, собираясь отрубить ему голову.
«Император, защити!»
- Достаточно! – крикнул тот, что был в шлеме, украшенном черной лозой, золотом и магическими рунами. – Достаточно разочарований, Тирейл!
Его оппонент отбросил топоры, резко развернулся и снял шлем, показав свои серебристые волосы.
- Ну как, капитан четвертой роты, Карстейн Эйвин? – сказал подошедший к нему другой. - Чувствуешь безысходность?
Тот попытался что-то ответить, но тут же получил ошеломительный удар по лицу кулаком.
- Не надо, - продолжил тот, - знаю, ничего подобного сейчас ты не чувствуешь. Вера в Императора. Он защищает. Бережет. Любит тебя. Только вот где это все? Где твоя рота? Что-то я не вижу ее.
После этих слов еретик рассмеялся. Карстейна воротило от него. Один вид его бело-черных доспехов вызывал в нем жгучую боль и ненависть. Он стоял с ними. Битва за Магеллан. Он стоял рядом с ними. С этими воинами. С этими… предателями. Они вместе убивали еретиков, защищая седьмую линию и не подпуская их к гвардейским полками, чтобы ни один из находившихся там людей не погиб. А теперь…
- Знаешь, что самое презабавное во всем этом? – продолжил тот. – Тирейл – мой воин, что побил тебя – говорил что сдастся. Да. Понимаешь? Да девушка на штыре. Понимаешь?
Карстейн получил еще один удар, потеряв несколько зубов. Его рот был заполнен кровью, череп в некоторых местах был поврежден в ходе поединка, а потому чертовски сложно было соображать.
- Мы сделали все, чтобы ты обратил на нее внимание. Мой колдун – знакомься, Неррон – поставил ее на самое видное место. Укрытия, иллюзии, маршрут… Мы знали, что ты, капитан, увидишь эту бедную девочку. И знаешь что?
Он рассмеялся еще раз. Злобно. Будто собирался порвать его на куски. Его смех был не ради веселья.
- Мы так надеялись, так надеялись на тебя… Император… Почему, Карстейн? Почему ты не снял ее? Она была жива! – крикнул неизвестный и еще раз ударил по лицу капитана. – Ты смог бы. С реакцией и скоростью астартес ты бы смог. Запрыгнуть на платформу, потянуться и снять ее. И это все, что было нужно! Ты бы спас ее, понимаешь? Спас эту несчастную жизнь, которая вверила себя Императору. Зачем ты нужен? Какой с тебя прок, если ты не можешь спасти одну никчемную жизнь!
И еще удар. Карстейн… он не понимал. Уже не слышал половину из того, что говорил ему еретик. «Не важно, - вторил он себе, – очередные бредни хаосита».
- Что ты сделал? Ты побежал. Увидел в этом проявление заботы твоего Императора и воодушевился! Тирейл сказал, что сдастся без боя и вся его рота добровольно отдастся в ваши руки, в руки «правосудия», если ты снимешь ее. Какой же шанс ты упустил, Карстейн... В этом все вы. Бесполезные. Никчемные. Поклявшиеся защищать, но ничего для этого не делающие. Лицемерие. Слава. Подвиги. Долг истребления неприятеля. Убить нас. Вот, что тебе было нужно. Мы ненавидим вас. Мы ненавидим Императора. Ненавидим все, что с ним связано, потому что он породил не воинов, не защитников, а бесчисленную армию идиотов. Глупость наказуема, капитан. И мы накажем вас всех. Мне противно, что я такой же астартес, как и вы.
Звон в ушах Карстейна прекратился. Наступила тишина. Мягкая, отчасти даже приятная тишина. Затем шепот. Шепот, что он слышал на подступах храма. Шепот, что он все это время слышал, но не мог разобрать слова. Его братья… все мертвы. Но ведь подкрепления… Образы начали мешаться у него в голове. Убиты. Все убиты. Братство зашло с тыла и перерезало всех, кто спешил им на помощь. Техника была уничтожена. Они даже не вошли в город. Грохота взрыва не было слышно. Даже его малейшего отзвука. Мертвы. Он потерял их. Слабый и немощный капитан, ничего не добившийся.
«Я верю. Верю в тебя, Император…»
Шепот усиливался. Он громко гудел у него в голове, так упорно пытаясь ему о чем-то сказать.
«ЗАЩИТИ МЕНЯ!»
Свист лезвия.
«Смерть – это рвущиеся узы».
Warhammer 40000,warhammer40000, warhammer40k, warhammer 40k, ваха, сорокотысячник,Wh Песочница,фэндомы,моё творчество,текст,Истории,многобукаф,Space Marine,Adeptus Astartes,Imperium,Империум,Chaos (Wh 40000)
Развернуть
В этом разделе мы собираем самые смешные приколы (комиксы и картинки) по теме моё творчество (+225 картинок, рейтинг 971.7 - моё творчество)